Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

summer

***

Чего б такого написать про комсомол? Билет я свой не покажу, потому что на нем моя худшая фотография в жизни. А со вступлением туда у меня смешно получилось. Мне надо было туда вступить, вернее, я тогда думала, что надо, потому что планировалось поступление в ин’яз. Он был не такой политизированный, как МГИМО, но около того. По возрасту я могла вступать в 7-м классе. Но меня не приняли не в первый заход, ни во второй, потому что сначала были проблемы с моим обликом, а потом со знанием пионерских атрибутов. А потом мне надоело в это играть, и я решила вступать позже. Тут-то и начался цирк, потому что в классе случился недобор комсомольцев. Меня с группой товарищей потащили на аркане, отстали с атрибутами (я их путала с символами), а, самое главное, уже в райкоме простили, когда я заявила, что глава государства у нас Горбачев. Вот это был прямо криминал, официальным главой государства был кто-то другой, потому что по Конституции председатель ЦК КПСС главой государства не был. Ну а потом все так быстро закончилось, что больше про комсомол я ничего не помню.

Что лучше — высокий контекст или низкий?

Искать ответа на этот вопрос не имеет смысла. Потому что человек, нацелившийся на попадание в определенную группу, вынужден смириться с ее формой общения.


У каждого типа контекста есть свои преимущества.

Высокий контекст сводит информационную коммуникацию к минимуму. Все необходимые знания уже прошиты у членов группы в голове, поэтому они могут быстро и решительно двинуться к цели. Это значит, что при разговоре между ними происходит в основном «шевеление усами» и поддержание контакта, поскольку необходимый объем информации ими уже освоен. Это большое преимущество в ситуации, которые требуют быстрых реакций. И любая слаженно работающая группа неизбежно будет создавать вокруг себя высокий контекст, потому что так намного удобней.

Вот пример. Был у нас как-то корпоративный тренинг. Тренинг был интересный, тренер заслуженный, участники из одного холдинга, но из разных стран. Разделили нас на команды и велели действовать. Нужно было сделать довольно объемную работу. И мы ее сделали часа за два, отчитались и пошли тестировать кофейную машину. Дотестировались тогда до полного выпадения глаз. А некоторые команды свою работу сделать не смогли вообще.

Почему это произошло?

Collapse )

И стало одно седло

Дочь приехала из конного похода. Нарассказывала интересного.

Почему у нас лошадям не подходят седла. Оказывается, когда Советский Союз был маленьким, у нас было три вида седел пяти размеров. Итого пятнадцать на все случаи жизни. Но в середине жизни Советского Союза некий оптимизатор решил, что столько не нужно, пусть седло будет одно. И стало одно седло. И оно всем не подходит. Это, конечно, не касается Москвы и Петербурга, у нас все есть — и для выездки, и для скачек, и для прогулок, и все, что угодно. Но для массового рынка седло только одно, потому что все исключения стоят непомерных денег.

Что лошади для скачек — особенные. Оказывается, у лошади есть инстинкт — отвечать давлением на давление. Обычных лошадей от этого отучают, потому что если этого не сделать, попытка воздействовать на лошадь закончится тем, что лошадь тебя раздавит, потому что будет давить в ответ. С лошадьми для скачек все ровно наоборот. Им этот инстинкт не подавляют. И поэтому чем больше жокей тянет на себя поводья, тем сильнее лошадь рвется вперед. Если рвется достаточно сильно, то побеждает. У этого свойства есть побочный эффект: скаковую лошадь невозможно остановить натяжением поводьев на себя. И поэтому любые скачки заканчиваются тем, что лошади еще какое-то время несутся вперед — прямо или по кругу.

Еще удивительное. На одном из выездов они встретили местного жителя с двумя минихорсами и жеребенком. Минихорсы и так размером с собаку, а жеребенок еще меньше. На них никто не ездит, они исключительно для общения. Башкирские лошади и сами некрупные, но тут и они изумились. Подошли знакомиться. Обнюхали своих мелких родственников, но за своих так и не сочли. Двинулись дальше в недоумении, а жеребенка напоследок укусили. А чего он такой мелкий? Это неправильно.


Collapse )
main

Часть 31. Сталин и селедки

Прихожу вчера к Ирине Викторовне обсудить очередную часть ее мемуаров. И вдруг вижу, что на зеркале у нее стоит восемь помад. Восемь! Я говорю, Ирина Викторовна, да вы модница, у меня всего одна помада, а у вас восемь. Она засмущалась, говорит, да ну, две из них давно кончились, я не успела выбросить. А я – нет, мы не можем допустить снижения поголовья помад. Выбрасывайте, я вам подарю еще две.

Так что с меня помады, а вам ссылка на очередную часть. Селедки в заголовке описывают новое помещение ее конторы:

«Наши архитекторы по случаю переезда сделали рисунок, где наш начальник стоял с удочкой перед бочкой с сельдями и вытаскивал их по одной. У каждой селедки была узнаваемая голова сотрудника отдела. К рисунку прилагались стихи:

«Наш начальник архотдела
Перешел на малый стол.
Приходи к нему по делу,
Чертежи клади на пол.»
main

Это было навсегда, пока не кончилось

Прочитала “Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение” А.Юрчака про лингвистическое самоубийство советской власти. Это очень хорошая книга и очень серьезное исследование, которое совершенно зря критикуют за то, что автор практически не затрагивает экономические и политические вопросы. Ну да, там этого нет, потому что оно про язык и культуру.

Автор рассматривает всю историю позднего социализма как двухслойную реальность: в верхнем слое жил идеологический, прибитый гвоздями язык, а в нижнем – все остальное. Причем пропасть между слоями все росла и росла, пока символическая структура не перестала полностью соотноситься с реальностью. Тут все и рухнуло.

В целом история выглядит так. Был Сталин, которому не лень было лично генерировать идеи и формулировки. Он правил все важные тексты, включая историю гражданской войны и государственный гимн. Например, слова «волей народной» были заменены на слова «волей народов», чтобы не вызывать ассоциаций с террористической организацией «Народная воля». В этот момент понимаешь, каким крепким человеком был Сергей Михалков: Сталин в клиентах – задача не для слабонервных. Вот сколько раз вас хотели расстрелять за пэкшот? Наверняка не раз, но возможностей-то не было.

Сталин и занимал позицию внешней фигуры по отношению ко всем идеологическим высказываниям, т.е. был единственным, кто мог влиять на их смысл. После его смерти все с облегчением выдохнули и заколотили лавку. Внешней фигуры больше не было. Весь наработанный идеологический материал ресайклился до бесконечности. Так, у Суслова стояла картотека с цитатами из Ленина, которые втыкались в контекст при минимальном попадании в него. Это была общая линия, которая предписывала ничего нового не искать, а только придерживаться того, что было.
Collapse )
main

Дайджест

***

...у человека есть постоянные спутники-одноклеточные. Они его собственные клетки превышают по численности в пропорции десять к одному. Большинство из них - не вредоносные, потому что почти всех вредоносных они нашли и убили. Ну или очень хотят убить. Или, в крайнем случае, уговорили жить изолированными колониями, а сами поселились вокруг них, пример такой диктатуры симбионтов - зубной налёт.

В масштабе планеты микро-фауна отвечает за большую часть экологических циклов (углерод, азот, сера), а в масштабе одного человека - за большую часть метаболизма. Роль самого человека минимальна. Мы всего лишь предоставляем им стабильную по температуре и влажности среду, и иногда приглашаем их на совместные учения с собственной имунной системой.

http://gimli-m.livejournal.com/149915.html

***

Что еще очень важно – для реалиста правила важнее сторон. Потому что правила существуют в общих интересах, от их разрушения проигрывают абсолютно все. Для романтика важнее именно стороны, ведь одна из них – сторона Добра, а другая – сторона Зла.

http://www.vz.ru/columns/2015/12/16/784090.html

***
Collapse )

main

(no subject)

Ко мне наконец-то вернулся на вычитку второй том нашего словаря. Уже после корректора и редактора. И все равно я нахожу то какие-то тире, нагло вставшие вместо дефисов, удивительные переносы, лишние пробелы, слетевшие пометы, что наводит на печальную мысль о том, что какие-то опечатки пролезут даже в финальный вариант. Откуда, интересно, Сталин брал все время новых корректоров, если старых за опечатки все время расстреливали? У него было больше грамотных людей в запасе? Меня бы точно давно расстреляли, потому что эти тире пролезли еще на этапе подготовки  словаря, т.е. когда я сама же и собирала материал.

Некоторые контексты меня очень радуют. "Он мигом отодрал от шторы внушительный кусок  и протянул мне." Это контекст на слово "внушительный". Теперь надо удержаться и не пойти вспоминать, что там происходило в тексте, и зачем герой отодрал кусок шторы, потому что иначе я ничего не успею.
main

Не только в СССР был рыбный день

Тут все понятно. Ешьте рыбу - ее не надо выращивать. А то хлеба на всех не хватит. Учитывая, что это датируется периодом 1910-1918 года, довольно мило. Заголовок слегка мутноват, как видимо было принято в то время там, а у нас принято сейчас, зато рыбы большие и страшные. Сразу понятно, что или ты ее съешь, или она тебя.

7737104226_3a7ec702f3_b

В связи с этим вспоминаются милые австралийцы, которых когда спрашиваешь, почему у вас рыба дороже баранины, говорят: "Ну рыыыыбааааа, ее же еще ловить надо". Им бы этот макет не подошел.
main

А как же я?

«А как же я?» Кейт Фиджес – очень легкое, но при этом неглупое чтение. Редкий случай – она даже соответствует своему собственному краткому описанию на обложке. Это теперь нечасто случается. Вот, помню, как я судорожно искала в «Теплых вещах» Нисенбаума хотя бы намек на непредсказуемые и авантюрные последствия первой любви героя, обещанные в аннотации. Но не суть.
 
«А как же я?» с легкой натяжкой можно считать романом в письмах, поскольку она наполовину состоит из мейлов матери своей сестре, а наполовину – из дневниковых записей дочери. Фактура стопроцентно английская, со всеми реалиями британского жизнеустройства, а история вечная и бесконечная: маме Сью 43, дочери Фрэнки 14. У мамы – неожиданная беременность и кризис среднего возраста, у дочери – драма переходного периода. Все остальные проблемы, типа закидонов главы семьи и мелких несчастий младшей дочери – это полная ерунда, что-то вроде поехавших колготок, которые легко выбросить и новые купить.
 
Там есть абсолютно гениальные куски: “ Заглянула в “Игральные автоматы”, поторчала там недолго, одно расстройство. Пяток стариканов попусту тратят время, надеясь на выигрыш, когда даже малые дети знают, что это сплошное надувательство, машины обыграть невозможно.” Или “Маман помешалась на уборке из-а приезда тети Анджелы с близнецами. В Австралии грязи, что ли, нет??”
 
Collapse )