Category: семья

main

Безумно богатые азиаты

Книжка «Безумно богатые азиаты» — аттракцион-ходилка по миру богатых китайцев. Исключительно динамичный, потребительски познавательный и очень смешной. Книга открывается сценой, где сингапурскую семью из чистого расизма не пустили в заказанные номера в лондонском отеле, и тогда они этот отель просто купили. Этот модуль повторяется в книге многократно с вариациями.

Однако социальное прежде всего. Все отслеживают, кто как себя ведет, на ком женится, куда смотрит и в какой цвет покрасил самолет. Вот характерный кусок:
Collapse )
main

Живые и мертвые — 2

Про кладбища. Символика кладбища ярко отражает семейные конфликты. Такой конфликт произошел в семье Уортингтонов.

Дело было так. Семья Уортингтонов относилась к группе «старых семей», обладала деньгами, статусом и всем полагающимся уважением. Все эти вещи были хорошо видны по тому месту, которое семья приобрела для себя на кладбище. Миссис Уортингтон даже заявила, что она чувствует себя особенно хорошо, когда представит, что ее тело будет лежать рядом с телом мужа. Понятно, да? Все хорошо, все места на социальной лестнице четко размечены, порядок в танковых войсках. Так и складывали они своих родственников рядком на элитном участке, пока не возникла ситуация с младшим сыном Джонни.
Collapse )
main

***

В комплект к предыдущему. Когда я училась в Штатах, мы разговорились с моей room-mate про свадьбы. Она сказала, что ей на подготовку свадьбы нужен минимум год, спешка в таком деле неуместна, и что лимузины у нее будут только черные. Потому что белые — попса. Вот так вот, 93-й год, а там уже было все серьезно.
main

Свадьбы и деньги

Прочитала обширный материал про свадьбы. Три кейса, что входит в комплект и сколько стоит. Изумлена. Ну то, что все мое платье стоило как сейчас полторта, это ладно. Инфляция, мода, рост богатства, все понятно. Но общая сумма и список позиций все равно поражает. И при этом пары в очереди стоят на нужных специалистов. Там была одна история про свадьбу, где визажист приперся к невесте в 6 утра, потому что потом у него день был весь расписан. Очень напоминает истории про дам, которые перед балом несколько дней спали сидя — куафёров не хватало, приходилось за три дня причесываться.

Collapse )
main

Хроники семьи Казалет

В целях борьбы с вечерним screen time накупила бумажных книг. В том числе первую часть «Хроник семьи Казалет». Как и обещали, они похожи на Голсуорси. Мой любимый вид английского романа, где все задумчиво, с чувством и с массой деталей.
Collapse )
winter

Про диалог

В этом рассказе о молодой семье много абсурдного, как и в любой чужой жизни, но к схеме, которую реализовали люди, никаких вопросов нет: https://journal.tinkoff.ru/family/

Они выяснили, в чем проблема: не сообщаем друг другу о своих желаниях, а потом обижаемся. Научились говорить о желаниях и искать пути реализации. Набрали по дороге личных и универсальных лайфхаков. Добились приемлемого результата.

Одним из лайфхаков является открытый вопрос. Фактически это аналог I noticed, про который говорится в книге Not Nice. Хорош он тем, что побуждает собеседника к диалогу и не возбуждает чувство вины. Скриншот с примерами кладу под кат.
Collapse )
Финал статьи оскорбит традиционалистов и граммар-наци. Не читайте, берегите себя.
main

Мемуары - следующая часть

Ирина Викторовна закончила очередную главу мемуаров, и мы ее выложили на прозу.ру:

http://www.proza.ru/2018/04/29/1218

Глава будет про отпуск и на этот раз с фотографией в жанре "наблюдающий за наблюдающим". Ирина Викторовна фотографирует своего отца в машине, а кто-то фотографирует ее. Ребенок местный, увидел машину — прибежал общаться.



А вот этот фрагмент мне кажется самым душераздирающим, кладу его под кат.
Collapse )
main

"Истинноверующий" Эрика Хоффера

По совету френдов прочитала «Истинноверующего» Эрика Хоффера. Книга отличная. И я согласна, что это идеальный расширитель к Sapiens. То, что книга написана в 1951 году осознаешь, только когда видишь фразы типа «когда Сталин умрет». А так — как будто только что из печати вышла.

«Истинноверующий» посвящен природе массовых движений. Куски из нее я, оказывается, видела в других местах, да и вы наверняка. Хоффер очень любим на Западе, но не у нас, потому что профессор-портовый грузчик — это непостижимая для местных реалий фигура. У нас же невозможно решить, что человек говорит полезные вещи, если он не атрибутирован должным образом.

Хоффер видит общие причины в появлении всех массовых движений. Это большое количество скучающих людей и лидер, который смог внушить этим людям надежду. А вовсе не плохая экономическая ситуация, когда людей хватает только на выживание.

Скучающие люди остро ощущают пустоту внутри и рады ее чем-нибудь заполнить. Хоффер высказывает мысль, что рост массовых движений связан с исчезновением ремесленной работы, где человек чувствовал себя мастером, и с разрушением сообществ. Фактически, чтобы человека не интересовало никакое массовое движение, у него должен быть или собственный творческий проект, которым он бы увлеченно занимался, или крепкое коммьюнити. И неважно, что это будет — церковь, партия, хор или даже кружок по лепке пельменей. Т.е. человеку важно чувствовать себя чем-то большим, чем он сам. Если он придумал, как этого добиться, все массовые движения идут лесом. Но если у человека все это отобрать и дать ему взамен надежду, что все можно изменить, человек немедленно вступит в ряды. И движение таких людей меньшей численности укатает движение менее уверенных людей большей численности. Потому что вера и надежда — это все.

Collapse )

Проблема закрытых групп

Чем более закрыта группа, тем выше в ней контекст. Тем он гуще, жирнее и насыщенней. И тем сложнее членам группы поверить, что где-то что-то может работать по-другому или называться другими словами. Ок, они готовы поверить, что там все по-другому. Но по-другому значит «неправильно». И дело за малым: доказать другой стороне ее неправоту. Максимум, на что готовы такие высококонтекстники — выдавить из себя «ну не знаю, может, у вас так, но лучше б вы взяли пример с нас».
Collapse )

main

Обещанные "Снобы"

«Снобы» Джулиана Феллоуза, автора сценария «Аббатства Даунтон» — прекрасное пособие по изучению английской аристократии. Идеальное приложение к книге Кейт Фокс «Наблюдая за англичанами». Там все — образ жизни, тип мышления, занятия, мотивы поступков. Любовная линия там тоже есть, и она зубодробительно английская.  Под катом скажу почему, чтобы спойлеры в верхней части не рассыпать.

Книга мне очень понравилась. Автор — сам барон и материал знает как никто. Например, отлично описан барьер, который ставят представители аристократии перед всеми остальными с помощью детских прозвищ. «Мне всегда становится неловко от этой ребяческой псевдонепринужденности, которая у представителей высших классов выражается в пристрастии к прозвищам. Все у них Ириска, Бобо или Снукс…. Новичок зачастую оказывается в ситуации, когда знает некую даму уже слишком хорошо, чтобы продолжать обращаться к ней «леди Такая-то», но недостаточно, чтобы называть ее «Колбаска», а если он воспользуется ее настоящим именем, то продемонстрирует всем и каждому, что он и вовсе с ней не знаком». Какая прелесть. Идеальная ловушка для мамонта. Интересно, как давно это сложилось? Ведь наверняка, когда классы не контактировали так плотно между собой, не было необходимости в таких ритуалах.

Еще одна очень характерная черта класса — уверенность в наличии «здравого мнения» по любому вопросу. «И достаточно только его озвучить, чтобы победа осталась за тобой». В этом месте я чуть не заподозрила половину нашего населения в тайной принадлежности к английской аристократии, уж очень популярный модуль поведения. И логичным результатом такого убеждения получается абсолютно предсказуемый разговор.

Автор невозможно ироничен. Оцените вот это: «Но она вложила много труда в своих дочерей и получили более чем скромное вознаграждение, и вот сегодня ей предстоит присутствовать при торжестве незнакомки, которая под покровом ночи прокралась в их лагерь и сбежала с самой жирной овцой». Или это: «А разгадка была проста: женившись на ней, он отдавал дань своим правым взглядам, она же вышла за него в угоду своим левым взглядам». Это о разных парах, если что. Ну а это меня просто убило: «Лейбористы исполняли Танец Семи Покрывал, все больше пленяя электорат».

Дальше будут сплошные спойлеры, поэтому если вы планируете читать, то самое время остановиться.

[Spoiler (click to open)]

Почему любовная линия мне кажется очень английской? Потому что разум там фантастически быстро берет верх над чувствами. Главная героиня Эдит выходит замуж за наследника графства, трезво оценив альтернативные шансы на приличную жизнь. Тут разум побеждает в первый раз. Она все делает правильно. Настолько правильно, что они до свадьбы даже в постель не ложатся. Это, кстати, была гениальная идея, иначе она сама бы и передумала. Итак, свадьба, свадебное путешествие, возвращение домой. Жизнь в поместье оказывается много скучнее, чем она себе представляла, муж мил, но скучен, и через какое-то время она влюбляется в актера. И мужа бросает. История попадает в газеты, все расстроены, у мужа разбито сердце — он ее действительно любил.

Эдит валандается со своим актером месяцев восемь. И понимает, что красивый и умелый любовник — это как-то маловато для счастья. Денег нет, славы нет, титула нет. В закрытые клубы теперь не попасть. И то было не то, и это не это. А потом она обнаруживает, что беременна. И решает вернуться к мужу. Это был ход конем. Я не ожидала, что этот номер у нее пройдет — думала, его родители будут возражать. Но нет. Они по началу пытались мешать воссоединению, но потом трезво решили, что если мальчику нужна именно она, то пусть будет. Главное, чтобы в этот раз родила не мальчика, а девочку, потому наследник с чужими генами — это уж совсем неприлично. И всем повезло. Эдит родила девочку, а через год у них получился мальчик — уже свой. На выходе полный шоколад — и наследник, и семья, и стабильность. Не у всех, между прочим, получается, у некоторых рождаются только дочери, а это в перспективе потеря титула и дома. Так что разум в обнимку с удачей победил еще раз.

А потом разум возобладал окончательно. Эдит сообразила, что если она хочет организовать себе жизнь так, как она хочет, то нужно это сделать самой. И там были произведены некоторые подвижки в графиках посещения Лондона, которые всех устроили. Все успокоились и занялись сельским хозяйством.

Вот такая волшебная история. Но все-таки сюжет здесь представляет ценность только в приложении к английским реалиям. Если кому замуж за графа или статью написать — просто бесценно.