Category: происшествия

main

Живые и мертвые — 6. Контексты действия

Вы же знаете, как я люблю контексты? В этой книге очень интересный подход к ним. Автор выделяет три контекста человеческой деятельности. Всего их три: технический, моральный и сверхъестественный. В рамках технического контекста достигаются простые цели. Используются инструменты, машины и поведенческие навыки. Хочу это — делаю это. Или этим. Особенность этого контекста в том, что его видно глазами. За этим контекстом стоит рациональное знание, его вполне можно описать и им пользоваться. Это тот же самый контекст, который у исследователей другого профиля называется низким. А вот два других относятся к высокому.
Collapse )
main

Живые и мертвые — 5

Есть в книге и несбывшийся прогноз.

Автор считал, что по мере того, как семейная жизнь будет все более приватной и менее публичной, она постепенно станет основным источником эмоционального развития человека. Ну вот этого не произошло. Вернее, произошло, сначала приватность возросла, а потом качнулась обратно. И теперь мы живем в стеклянном доме или, по крайней мере, обязаны имитировать эту стеклянность, чтобы сбивать с толку избыточно любопытных. И что должно стать источником эмоционального развития — большой вопрос.
Collapse )
main

Живые и мертвые — 3

Про несоответствие слою. Начинается книга с истории о Бигги Малдуне, человеке, который стал мэром Янки-Сити, но не удержался на своем посту, зато жег напалмом всю дорогу. Для меня эта история немного Капитан Очевидность, но она интересна именно подробным разбором — почему социально мобильные люди обязаны приспосабливаться к ценностям вышестоящей группы, если хотят задержаться наверху.
Collapse )
main

Живые и мертвые — 2

Про кладбища. Символика кладбища ярко отражает семейные конфликты. Такой конфликт произошел в семье Уортингтонов.

Дело было так. Семья Уортингтонов относилась к группе «старых семей», обладала деньгами, статусом и всем полагающимся уважением. Все эти вещи были хорошо видны по тому месту, которое семья приобрела для себя на кладбище. Миссис Уортингтон даже заявила, что она чувствует себя особенно хорошо, когда представит, что ее тело будет лежать рядом с телом мужа. Понятно, да? Все хорошо, все места на социальной лестнице четко размечены, порядок в танковых войсках. Так и складывали они своих родственников рядком на элитном участке, пока не возникла ситуация с младшим сыном Джонни.
Collapse )
main

Живые и мертвые — 1

Дочитала «Живые и мертвые» Уорнера (не путать с книгой Симонова!). Мучила книгу дней десять, думала, никогда не прочту, настолько она умная и плотная. Но потом книга внезапно закончилась, потому что, оказалось, что она на четверть состоит из списка литературы. Рассказывать про нее придется в несколько приемов, потому что некоторые цитаты хочется привести целиком, а они, как полагается у ученых, жирные и большие.

Collapse )
main

Смерть сердца

Книга «Смерть сердца» Боуэн прекрасно написана и великолепно переведена. Как текст — это фейерверк. Сюжет при этом издевательски прост, прямо таки голливудский high concept: шестнадцатилетняя девушка обнаруживает, что ее никто не любит и все врут. Надеюсь, вы не сочтете это спойлером, потому что название романа вроде бы вполне говорящее.
Collapse )
summer

Про вежливое безымянное обращение

У нас его нет, и в ближайшее время не будет. Никакие попытки навязать его сверху или сбоку не работают. Не прижились ни товарищ, ни гражданин, ни господин, ни даже сударь с сударыней, которые продвигала одна блинная. Авторы «Новых правил деловой переписки» атакуют даже «коллег», считая это обращение клишированным. Коллеги не успели выйти за пределы научной и деловой среды, а им уже смерть.

Попытка внедрения имен в анонимный контекст тоже не удалась. Продавцы и официанты иногда носят бейджи с именем, но попробуйте обратиться к ним по имени — человек в лучшем случае заметно моргнет, а то и подскочит. Потому что покупка — это не повод для знакомства.
main

Гормоны счастья

Книга «Гормоны счастья» Лоретты Бройнинг посвящена… правильно — гормонам счастья. Серотонину, дофамину, эндорфину и окситоцину.

Книга дельная и суровая. Она строго говорит читателю: «Ты млекопитающее, помни об этом. И немножко ящерица. А еще эта книга тебе не подойдет, если ты во всем привык винить других. И тем более не подойдет, если ты думаешь, что все зависит только от тебя».

Тема внутреннего млекопитающего проходит через книгу красной нитью, потому что автор является основательницей Института Внутреннего Млекопитающего. Мне ее идеи очень понравились, и я уже два дня призываю домашних укротить внутреннее млекопитающее и не сжирать все вафли сразу. И мы достигли определенного успеха, потому что вафли еще есть.

Общая идея —Collapse )