Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

main

Цинизм и самооценка

Когда люди жалуются, как трудно учить языки во взрослом возрасте, и думают, что им не хватает способностей, они обычно ошибаются. Чаще всего им не хватает другого: радикального цинизма и высокой самооценки. Цинизм нужен, чтобы при изучении браться только за нужные вещи, а не за все сразу, а самооценка — чтобы тотально себя одобрять.

Последний раз, вооружившись этими вещами, я проворачивала такой номер с финским. Мы тогда туда часто ездили, и я решила, что неплохо бы начать ориентироваться хотя бы в магазинах. Перед очередной поездкой я выучила 80 слов и два десятка фраз. Грамматику не трогала, некогда было. Идеально, я должна сказать. Мне удались все диалоги на бензоколонках и практически все покупки. С покупками, надо сказать, дело обстоит не совсем честно, потому что почти все продублировано на шведском. А он очень похож на немецкий и гораздо более понятен, чем финский. Но я старалась не жульничать. И осталась страшно собой довольна.

Есть у этой истории одно мощное ограничение. Впрочем, оно известно всем, кто пользовался свежевыученными иностранными языками. Ты всегда ограничен контекстом. Все, что ты освоил, не может быть сдвинуто ни на сантиметр. Каждая зона распахивается отдельно. Научился обсуждать искусство? Молодец, в магазине ты покойник. Освоил магазин? Прекрасно, но с газетами пролет. Читаешь современные романы? Отлично, но в детские книги даже не смотри. Все эти корзиночки, метелки и разнородная нечистая сила вынесут тебе мозг.

А, с другой стороны, ну и что? Тут на родном языке напишешь понятное, и все равно придут удивительные люди обсуждать нечто иное.
main

The Thing from the Future

Есть настольная игра The Thing from the Future, которую разработали в Situation Lab. Причем это не столько игра, сколько стимулятор мысли, когда надо придумать что-то необычное. В ней четыре типа карточек, для каждого раунда нужно взять одну каждого типа и в этих рамках что-то придумать. Карточки определяют четыре параметра: уровень развития (прогресс, регресс, прежний уровень, трансформация), территория, объект и ощущения от контакта с объектом. Придумывать можно все, что угодно, но для вещей эта штука, конечно, подходит лучше.

И вот что интересно. Когда на первой карточке выпадает прогресс или регресс, фантазия цветет и колосится. В двух других случаях всё гораздо хуже. Все-таки в человеке живет одновременно оптимист и пессимист, а других людей не завезли.
Collapse )
main

Атомные привычки

«Атомные привычки» Джеймса Клира — отличная книга о привычках, приобретении хороших и избавлении от плохих. Я почти ничего нового не узнала, и со всем согласна. Действительно движение — все, конечная цель — ничто, т.е. если вы не хотите и не любите бегать, ни к чему вам медаль. Цели — не более чем ориентиры, а выращивать привычку стоит только ради того, чтобы ей потом пользоваться.

Но вот одна вещь меня потрясла. В 1971 году американцы выяснили, что 35% их контингента во Вьетнаме пробовали героин, и почти 20% страдали зависимостью. И всего 5% остались наркозависимыми, у остальных это прошло. Вот просто взяло и прошло от смены окружения. Вот и удивляйся потом, почему рекомендуют менять круг, если дела плохи.

В целом же есть ощущение, что книга написана для людей, у которых все хорошо, но которые хотели бы сделать жизнь еще немножечко лучше. Потому что понятно, как долго нужно ждать любого серьезного результата. Он долго копится и прорывается как лавина, создавая ощущение у окружающих, что человеку повезло. Но до этого момента нужно как-то дожить.
main

Кокон

«Кокон» Чжан Юэжань ругать не хочется, потому что книга в целом добротная. Там и богатая китайская фактура, и многогранные персонажи в главных ролях, и читать все это нескучно, но все равно невозможно отделаться от ощущения, что нам зарядили серию международных романов, где у героев все плохо, и надо бы найти виноватого в этом. Если в «Темной Ванессе» виноват злодей-растлитель, в «Нормальных людях» — все по чуть-чуть, то в «Коконе» за все в ответе история. Родственники двух главных героев так изощренно поучаствовали в культурной революции, что после их подвигов не осталось ничего живого. Герои, тем не менее, утомляют своим алкоголизмом и неспособностью сдвинуться с места.

Как всегда в приличной книге, есть и гениальное. У Ли Цзяци (это девочка, есть там еще столь же бессмысленный мальчик) есть ужасное качество, которое делает жизнь невозможной в любой период. Это перманентный bad timing: она все делает не вовремя. К сожалению, такое нельзя исправить. И даже с родственниками поприличней дело было бы плохо. То, что она красивая и неглупая, только осложняет дело. И в романе прекрасно показано, как работает этот самый bad timing. Причем, естественно, своевременность поступков — вовсе не основная тема, автор просто взмахнул кистью для достоверности.

Роман идеален для международного рынка. Там нет ничего такого, что пришлось бы долго объяснять западному читателю, и по основной теме он полностью в мейнстриме. Надо мне постараться больше такого не читать. Не люблю тряпки в главных ролях.
main

Гендерный компас

Зачем-то прочитала «Джеймс Миранда Барри» Патрисии Данкер. Общее ощущение — недоумение. Во-первых, почему это бестселлер? И как они умудрились что-то по этой книге снять? Во-вторых, а что так можно было? Как можно было из истории женщины, которая прожила жизнь военного хирурга, притворяясь мужчиной, сделать такое соплежуйство? Статья в Википедии рассказывает о Барри куда больше.

Достаточно того, что из шести частей только одна посвящена работе врача. Да и там настолько значимым элементом является секс-интрига вокруг дочери губернатора, что все остальное явно бледнеет. Более того, реальной героиней истории является мать Барри. Личность загадочная, волевая и несчастная. Именно она больше всех интересует автора, хотя ее физического присутствия на страницах не так много.

В общем, это программно загубленный материал, смысл которого был в описании невозможности разрулить гендерные проблемы и злой воли родителей. По сути, это та же «Темная Ванесса», где компас показывает куда надо. Тем не менее, я в шоке. Такую историю испортить.
main

Представьте 6 девочек

Дочитала книгу Лоры Томпсон «Представьте 6 девочек» (Take Six Girls) о сестрах Митфорд. Ощущения двойственные. С одной стороны, интересно, я многое читала и об этом периоде, и о сестрах Митфорд, и роман старшей Митфорд «В поисках любви» я тоже читала. С другой стороны, изрядно подбешивает бесконечный рефрен, какими они были уникальными. Ну как уникальными? Действительно, не в каждой семье есть писатель, который сможет переосмыслить и романтизировать семейную жизнь. И не в каждой семье есть дочь, которая выйдет замуж на местного фашиста.

Еще и автор невероятно лукав. То пускается в объяснения, что такое-то действие было совершенно нормально для того времени (или, наоборот, ненормально), то передергивает рычаги и заявляет что-нибудь в духе «сейчас она была бы нормальным генеральным директором». И так до полной потери объема персонажем, как и произошло с бедной матерью этих дев.

В то же время прекрасно видно, что аристократическая жизнь во все времена концептуально одинакова: у аристократов есть возможность максимально монетизировать связи, а при наличии творческих способностей еще и занести всю семью в историю. Что писал Нагибин? «Жуткая призрачность жизни непишущего человека…» Если есть в семье летописец, считай, дело в шляпе: место в истории обеспечено. Уникальность если и есть, то в этом. А вот то, что сестер было целых шесть, это особенность периода. У всех столько было. Если бы у Анатолия Собчака было шесть дочерей, мы бы тоже без конца о них слышали, а так одной Ксении приходится отдуваться за всех. И в журналисты, и в президенты, и в оппозицию, и замуж в катафалке.
Collapse )
main

Мир без времени

Читаю сейчас книгу Константина Михайлова «Маленький плохой заяц» о взаимосвязи религии и окружающей среды. Первая часть рассказывает об австралийских аборигенах, в жизни и мифах которых все внимание было отдано географии и не было места времени. Одно из племен даже вместо «лево» и «право» называет сторону света, и муравей у них сидит на юго-восточной ноге. Действие мифов разворачивается в условиях реального пространства с привязкой к конкретным точкам. При этом отсутствует причинно-следственная связь между событиями, и время становится единым, без различия прошлого, настоящего и будущего.

Все это давно разрушено, конечно, хотя австралийское правительство судорожно пытается сохранить хотя бы тропы аборигенов, которые в свою очередь являются частью, а иногда и стержнем мифов.

Миру с темпоральностью, но без расстояний, противостоит мир без темпоральности, но он проиграл.
main

Моя темная Ванесса

«Моя темная Ванесса» Кейт Рассел — хорошая книга несмотря на всю свою конъюнктурность. Как и другие истории me too, она однозначна в определении виновного. Акценты для решения этой задачи расставлены филигранно, я и не думала, что такое возможно. За последние 20 лет темная сторона была романтизирована по максимуму, а читаешь эту книгу, и как будто этих достижений нет и не было.

Читать книгу тяжело, она очень личная и физиологичная. Сюжет предельно прост: девочка попадает в элитную школу-пансион, ее совращает учитель литературы, и всю видимую читателю жизнь она борется с последствиями. Дело было, конечно, не в раннем начале половой жизни, а в необычайной убогости мужчины. Но кроме очевидной митушности там еще много чего. Между строк проскальзывает, что при подъеме на социальном лифте может и раздавить. И явно показано, что тело способно продиктовать голове любые глюки.

Люди говорили, что от книги не оторваться, «ежики кололись, но продолжали есть кактусы» и т.п. Насчет ежиков подтверждаю, но оторваться вполне можно и пролистать 20-30% объема тоже. Американские неудачи всегда одинаковые — так себе работа, дом завален пустыми бутылками, на Thanksgiving замороженный цыпленок.

В любом случае для меня вся эта история о том, что нестабильной девочке из семьи недосоциализованных родителей мало что может помочь. Стечения обстоятельств оказываются гораздо сильнее стипендий и психотерапевтов.
main

Как появились эмотиконы

Из книги Because Internet. Однажды ученые университета Карнеги-Меллона решили обсудить безумные идеи. Что будет, если разместить стаю голубей в падающем лифте? А если туда еще шар с гелием? А что будет, если капнуть ртутью в горящую свечу, а свечу, соответственно, тоже в падающий лифт? Беседа продолжилась размещением объявления во внутренней сети, что левый лифт загрязнен ртутью и еще немножечко сгорел, почистят к пятнице.

Люди, которые увидели это объявление без контекста, запаниковали. Пришлось разъяснять, что это была шутка. Сразу после этого прошел брейншторминг, чтобы решить, как маркировать шутки в дальнейшем. И Скотт Фалман придумал вот что:

19 сент.1982 г. 11:44
From: Scott E. Fahlman

Предлагаю маркировать шутки вот такой комбинацией символов:

:-)

Читать боком. А в наших обстоятельствах проще будет маркировать все, что НЕ шутка. Можно делать это так:

:-(

_______________

Так и сделали.