Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

main

Продолжение расщепления

Мы с френдами плавно перешли от обсуждения расщепления личности по Гоголю к успеху и достижениям. Я думаю, что растущее равнодушие к успеху обеспечено двумя факторами. Первый: осознанием, что достижения и успех — не одно и тоже. Второй: пониманием, что гораздо проще прожить без успеха.

У успеха теперь есть очень четкие критерии: он должен быть визуален, ощутим и узнаваем (чтобы его легко опознавали в пространстве), он должен быть обширно объяснен (чтобы общественность прониклась) и должен быть встроен в петлю монетизации (чтобы каждое движение укладывалось в цепочку, которая приведет к бонусам для успешника). Если то, чем человек обладает, не проходит хотя бы по одному критерию, то это не успех. Это может быть статус, могут быть достижения, но это не успех.

Достичь калиброванного успеха чрезвычайно трудно. Более того, может случиться, что успех будет маленьким. Ведь размера никто не обещал. И тогда все было зря.

А все, что не вошло в успех, относится к личной жизни человека. Стал помощником министра? Отлично. Построил будку собаке? Замечательно. Защитил диссертацию? Поздравляем. Но к успеху все это не имеет никакого отношения.
main

Ненормальные люди

Зачем-то прочла ночью «Нормальных людей» Салли Руни. Нет, я не сожалею, книга совсем не плохая, но она вообще ничего общего не имеет с рецензиями! Кажется, я первый раз такое вижу. Такое ощущение, что издатели полистали «Людей» и решили, нет, так этого слона не продашь. Дай расскажем всем, что это роман о запутавшихся миллениалах, авось так сожрут. И еще скажем, что это роман взросления, они поверят. Судя по всему, шалость удалась, пассаж про роман взросления я видела даже в народных рецензиях. Дальше будут злодейские спойлеры, потому что меня распирает от желания поделиться содержанием.
[Spoiler (click to open)]
В первую очередь это совершенно обычный роман. Он следует традиции печальных историй, которые начинаются в ранней молодости, но не приводят к счастливому концу, потому что так вышло. Никто не виноват. Сразу вспоминаются Love Story и Where the Rainbows End, причем вторая книга даже ближе. Из миллениальных особенностей там только диалоги, оформленные в сетевом духе, и общая реальность, где для людей больше нет готовых коробочек с семьей и работой, им приходится самим думать, куда себя деть. Получается плохо. Ну так на сломе эпохи всегда получается плохо, примеров вагон. Любой роман Ремарка подтвердит.

А во вторую очередь тут присутствует термоядерный троллинг в заглавии. Потому что это ни разу не нормальные люди. Оба героя — люди с нарушенным социальным чутьем, и если мальчик еще ничего, то девочка с отчетливой психиатрией. Там вообще-то к доктору надо. Меня, надо сказать, потрясли многочисленные крики о том, что да! Я вижу себя! Неловко спросить, а в ком вы себя видите? Если в мальчике, то еще ничего, а если в девочке, то ой. Девочка, видимо, должна считываться, как тонкая и ранимая натура, но, простите, если человек не понимает, в каком месте жизни он хочет держать мазохизм — в постели, вокруг постели или разлить его по всей поверхности, то это просто опасно. Сломанный нос на этом пути — только начало.

И это, конечно, не роман взросления. Потому что по основному параметру — социальной компетенции, — у героев нулевой прогресс. Они болтаются как цветы в проруби, весь пар уходит в свисток, т.е. в учебу. Они оба какие-то суперстипендиаты, но (sic!) без каких-либо планов на будущее. Я вполне могу поверить в реальность этой ситуации, но роман без прогресса героев не может считаться романом взросления. Такой роман про что-то другое.

Роман при этом очень ирландский. У ирландцев есть совершенно особое чувство бездны, такой постоянной опасности, которая то заглядывает тебе в глаз, то дышит в ухо. У нас есть своя, но вот только сейчас я поняла, что они все-таки не похожи. Наша бездна живет в лесу и так близко не подходит. Некоторые и не знают, что она есть, и на полном серьезе пытаются жить по советам Дурова. А ирландская бездна совсем не такая, она ближе. Как сырой воздух, который можно потрогать и почувствовать, как он проникает внутрь тебя.
main

Logos Review of Books - 2

Вышел второй номер Logos Review of Books, а у меня все еще нет ни виски, ни камина, чтобы организовать ему достойное сопровождение.

Второй Логос так же прекрасен, как и первый. Пока я успела прочесть феерическую заметку Антона Тарасюка о языке социального активизма, где рассказывается о главном секрете успеха — правильной отстройке от конкурентов. Именно так появляется оппозиция псевдолутеров против настоящих лутеров и хороших лутеров против плохих мародеров. Каждому социальному активисту надо такое уметь.
Collapse )
main

Фактологичность

«Фактологичность» Ханса Ролинга — просто суперпревосходная книга, потому что она про мое любимое: все не то, чем кажется. Ключевая концепция у него — мир лучше, чем мы думаем, но люди все равно дураки. Дураки мы потому, что любим сладкое, драму и быстрые решения, и от этого все на свете делим на две части.

Начинается книга с того, что вместо привычного деления стран на развитые и развивающиеся появляется деление по уровню жизни на четыре типа. И тут же выясняется, что большая часть людей живет посередине. Большие богатые города находятся в основном на четвертом уровне, потому что у них есть горячая и холодная вода, отопление, зарплата, холодильник (а значит, разнообразная еда), медицина, образование и досуг. Но четвертый уровень настолько не представляет, как живут другие, что регулярно ошибается то в ту, то в другую сторону. То он думает, что в мире никого не вакцинируют, женщины не получают образование, да и электричества ни у кого нет, то в больнице сует ноги в двери лифта, не ожидая, что там нет страховочного датчика. Лифт, естественно, пытается отгрызть такому человеку ногу.
Collapse )
main

Instagram: Visual Social Media Cultures

Instagram by Leaver, Highfield and Abidin — хороший обзор всего, что происходило с и вокруг Инстаграма с момента его основания. Откровений там нет, а для тех, кто присутствует в этой сети хотя бы лет пять, нового будет совсем мало, но сильная сторона книги не в анекдотах. Она хороша полнотой обзора и интересными акцентами. Авторы — антропологи, и в первую очередь их интересует человеческая и эстетическая часть, а техническая — только во вторую.

Первая часть рассказывает об основании сети, о ее многочисленных конкурентах, о принудительной покупке Фейсбуком, о мутациях бизнес-модели и об изгнании основателей два года назад.

Далее авторы переходят к анализу эстетики Инстаграма — да, Инстаграм с самого начала продвигал ретро. Собственно сама иконка сети отсылает к поляроиду. И до определенной степени это удалось.

Отдельный блок посвящен коммерциализации Инстаграма и о некоторых странных последствиях этого процесса. Объясняется, например, откуда взялась у инфлюенсеров привычка фотографировать свое лицо крупно рядом с продуктом. Когда весь кадр занимает физиономия и шампунь. Это, оказывается, мера против воровства контента. Если клиент дает задание на продвижение нескольким инфлюенсерам, они пытаются сэкономить на съемке и перехватить удачные фотографии у того, кто снял первым. Но тут ничего не получится, иначе придется забирать пэкшот вместе с чужим лицом, а этого никак нельзя.
Collapse )
main

Ход королевы

Роман «Ход королевы» Тевиса Уолтера оказался потрясающим. Обычно я такие книги читаю за вечер, но тут это оказалось совершенно невозможным. Его слишком много на минуту чтения. И мне пришлось разделить его на два.

История начинается в Кентукки в 50-х. Восьмилетняя Бет Хармон остается сиротой и попадает в приют. Воспитание в приюте включает в себя не только Закон Божий, но и транквилизаторы, которые надолго становятся частью жизни Бет. В том же приюте открывается и ее талант к шахматам.
Collapse )
main

***

Я все продолжаю думать про аскезу. Она ведь у нас необычайно распространена, но в отличие от литературы, писатели все же старались, она не используется в устойчивых логичных парах. Логичная пара — это отказать себе в еде, чтобы похудеть (стандартная аскеза). Или притвориться аскетом, чтобы все думали, что ты святой (притворная аскеза). В жизни все вообще не так. По сравнению с существующими аскетичными схемами магическое мышление нервно курит в стороне.

Например, мне встречались такие варианты: никому ничего не рассказывать о своей работе, чтобы наладить личную жизнь. Или вот еще такое я видела: перестать есть любимый шоколад (а нелюбимый не перестать), чтобы скорее поехать в отпуск. Т.е. ты приносишь случайную жертву в расчете на неслучайную компенсацию. И довольно мило, что писатели из этой каши нарезали логичных схем.
main

***

Отдельно доставляет, что люди, которые притащили слово «договариваться» в семейную жизнь из деловой практики, понимают его особенным образом. Для них оно значит «заставить другого сделать так, как я хочу». Альтернативой является «сделать так, как хочет он/она». Еще они не верят, что возможна ситуация, в которой оба неправы, и соответственно попеременное перещелкивание со сделать так, как хочет один, а потом так, как хочет другой, ничего не дает.

Причем я не знаю, чем это лечится. Вроде бы для этого надо бы пойти поработать, но я знаю людей, которым это не помогло. Очень освежает онлайн, потому что здесь требуется гораздо четче проговаривать договоренности, но и тут я знаю людей, которым это не помогло. Короче, некоторым очень трудно живется.
main

Изобилие и аскеза

Сборник «Изобилие и аскеза в русской литературе» был куплен от жадности. Мне не хватало на бесплатную доставку. Никогда еще жадность и аскеза не встречались с такой продуктивностью, потому что от сборника я в полном восторге.

В сборнике много статей, все они разные, но есть несколько общих мыслей. Первая — что идея аскезы очень важна для русской литературы. Фактически это один из основных рычагов добычи духовных и материальных активов. Вторая — что противопоставление «аскеза — изобилие» очень неудачное, потому что аскеза — это практика, а изобилие — это состояние. А третья — что аскеза предусматривает отказ от чего-то, для чего это самое чего-то должно быть в наличии. И практиковать стандартную аскезу в бедности невозможно, потому что невозможно ни от чего отказаться в ситуации, когда у тебя и так ничего нет. Впрочем на этот случай у нас существуют другие аскезы.
Collapse )
main

***

В комментариях к прошлому посту упомянули отсутствие информационных ресурсов, которые могли бы помочь паре наладить быт. Не думаю, что дело в них. В Америке последние лет 100 очень хорошо с трансляцией информации, даже слишком хорошо, потому что периодически им удается так отштамповать мозги населению, что потом нужно выштамповывать обратно. И я вовсе не политику имею в виду, а именно схемы питания и организации хозяйства. В свое время они так заклеймили жиры, что на их место вошли сахар и соль, что оказалось еще более вредно, и пришлось все отматывать обратно. Точно так же было и с замороженными полуфабрикатами, их вогнали в рацион еще до войны, и с тех пор никак не могут выгнать.

И эта информация есть, потому что муж в этой семье уже откуда-то взял, что он должен проводить время с ребенком. Эта идея не могла взяться из ниоткуда.

Для того, чтобы информация пошла в дело, она должна быть провалидирована ближайшим окружением. Чтобы люди видели, что этой информацией руководствуются не только они.