Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

main

Корни кондитеров

Прочитала у «Пряников о пряниках» в Телеграме о том, почему кондитеры и повара отличаются как небо и земля. Да потому что кондитеры изначально аптекари. До конца XVI века сахар был дорог и считался лекарством и обращаться с ним надо было так же. С тех пор многое изменилось, но база осталась.

Вот мне тоже всегда казалось, что весь кондитерский антураж очень напоминает медицинский. Предельная точность, весы, градусники, тщательный выбор ингредиентов. Как будто не пирожные делают, а лекарства. А так оно и было.

Все это описано в книге Массимо Монтанари «Голод и изобилие. История питания в Европе». Надо будет почитать.
main

Про цвета

Читаю сейчас книгу про визуальное восприятие, и там, со ссылкой на Оливера Сакса, рассказывается о художнике, который утратил способность видеть цвета. После этого ему все стало настолько отвратительно, что он стал избегать людей, ведь они были мерзко серые. Есть ему приходилось с закрытыми глазами, чтобы не приходить в ужас от вида еды. В конце концов он перешел на черно-белую еду: черные маслины, белый рис, черный кофе и йогурт. Только они казались ему нормальными. Какой кошмар.

Именно этот художник нарисовал лодку справа. Средняя нарисована человеком с красно-зеленой слепотой, а лодка слева — оригинальная картина, которую им нужно было копировать.
Collapse )
main

Кофе и виски

Поговорили опять про несчастные феминитивы, и я вот что подумала. Слова спокойней всего меняются тогда, когда на них никто не смотрит. Возьмем, например, кофе. Статус у него сакральней некуда. Скажешь в приличном месте «мне одно с молоком» и все. Больше никто с тобой разговаривать не будет. Хотя его мужской род ничем не оправдан. Ни формой, ни внятной историей. Использование в среднем роде допустимо и в словари внесено, но не приветствуется. При этом род виски никого не волнует. За последние двадцать лет оно прогулялось из среднего рода в мужской и обратно (подозреваю, что ускорение в сторону мужского рода придал «двойной скотч»), а в словаре сейчас спокойно сидит на двух стульях — на среднем и на мужском. А все потому, что никто в его сторону не смотрит. Но кофе при всей предрасположенности к среднему роду уверенно держится за мужской. Потому что кофе — это святое.
main

Денщик за повара

Какую книгу мне принес интернет! 1914-го года издания, называется «Денщик за повара». У книги идеальная концепция и идеальное же исполнение. Написана она с одной понятной целью: чтобы офицер в походе не умер от голода. И для этого денщика предполагалось обучить базовым представлениям о хозяйстве. Так, чтобы денщик уже мог конкурировать с обычной хозяйкой, но еще не с поваром.

В предисловии офицеру строго предписывается сначала прочесть книгу самому, а уже потом обучать подчиненных. Во главу угла ставится гигиена и безопасность: все должно быть вымыто с мылом или щелоком, а медную посуду требуется лудить не реже раза в месяц. Все рецепты рассчитаны на троих. Вот этого я не поняла. Раз — офицер, два — денщик, а третий кто? Но они что-то знали.


Collapse )

Collapse )
main

Кулинария

Мишина мама отдала нам великую книгу «Кулинария» 1955 г., изданную для повышения квалификации поваров. Она очень толковая в основной части и жутко трогательная в предисловии. Предисловие занимает аж 40 страниц, и в нем авторы выступают за все хорошее и против всего плохого. В целом с ними не хочется спорить, потому что они мечтают кормить людей вкусно и полезно, постоянно ссылаясь на профессоров Сеченова и Павлова, но откровенно пропагандистские куски выглядят смешно. Авторы переобуваются раз пять на странице, пытаясь одновременно доказать, что советские люди заслуживают самого лучшего, опровергнуть заявления, что нам не нужны 100 000 рецептов одного и того же, пресечь возможную преемственность с обжорами-буржуями и аристократами-извращенцами, и, сделав полный круг, прибывают к заключению, что повар должен развивать вкус аудитории. Чтобы советский человек приобрел по-советски тонкий вкус. Завершив всю эту эквилибристику, авторы выдыхают и переходят к нормальному перечислению продуктов, которые хороши, но недооценены, и надо бы их срочно ввести в рацион.

Удивила меня граммовка. У меня есть американская книга для поваров и там все рецепты рассчитаны на 10 порций. Здесь не так. Салаты, гарниры и горячее идут на одного, супы где-то на четверых, а выпечка сразу на армию. Какая-то логика в этом есть, но она явно осталась в том времени.

Это не Микояновская книга, но дух у нее тот же: давайте расскажем людям, как надо жить, может быть, кому-то поможет. Поэтому «Кулинария» выглядит как энциклопедия. Авторы исходят из предположения, что кто-то из читателей никогда не видел рыбу, кто-то консервы, а кто-то фрукты. Ведь так оно и было. Я помню рассказ Юрия Рытхэу из «Дорожного лексикона» о том, как они с другом купили арбуз в 1948 году. И что из этого вышло:
Collapse )
main

***

Все-таки ужасно мило, когда в журнал приходят незнакомые люди и в качестве аргумента приносят википедию. Хочется дать им конфету и похвалить. Но не буду, потому что я злая, а конфеты и сама съем.
main

***

В этой книге еще была отличная врезка про жизнь закваски для хлеба. У одной хозяйки была закваска, доставшаяся от мамы. Закваски почти ничем не отличаются от домашних животных: их надо любить, беречь и вовремя кормить. И у них бывают имена. Эту звали Герман. Германа очень любили, но он все равно погиб: в него попало что-то вредное. Хозяйка бросилась к подруге, с которой ранее делилась Германом. Но оказалось, что буквально два дня назад ее муж обнаружил банку с закваской, решил, что это испорченный продукт и выбросил. Закончилось все хорошо, бэкап Германа нашелся у мамы, но история с мужем меня потрясла. Понимаете, пропустить в доме наличие закваски — это примерно то же самое, что не заметить кота. С ней носятся как с писаной торбой. Так что я теряюсь в догадках. Муж впервые заглянул в холодильник? Муж не знал, как появляется домашний хлеб? Может быть, муж вообще впервые зашел домой? Очень странная история.
main

Дестрой и пиксели

Со всем этим бардаком я только сейчас посмотрела видео Филипа ВанДюсена про тренды в дизайне, который он заботливо делает каждый год. А там сплошной дестрой. Двойная экспозиция, взбесившиеся пиксели, и добили меня тактильные шрифты из обгрызенных кусочков хлеба. Даже при беглом просмотре можно было догадаться, что нас ждет. Вот на чем надо гадать, на дизайн-трендах. С интересом жду выпуска 2021 года.
Collapse )
main

***

Дело было в Восточном Туркестане. Однажды молодая женщина послала своему возлюбленному письмо в предметах: горсточку чая, травинку, красный плод, уголек, цветок, кусочек сахара, камешек, перо сокола и орех. Это значило «Я не могу больше пить чай, я пожелтела без тебя, как травинка, я краснею, когда думаю о тебе, мое сердце жжет, как уголь, ты прекрасен словно цветок, и сладок, словно сахар, неужели твое сердце из камня? Я бы прилетела к тебе, если бы у меня были крылья, я принадлежу тебе, как орешек в твоей руке».

Невероятно красиво. Надеюсь, адресат был сначала тренирован на вещах попроще.
main

Instagram: Visual Social Media Cultures

Instagram by Leaver, Highfield and Abidin — хороший обзор всего, что происходило с и вокруг Инстаграма с момента его основания. Откровений там нет, а для тех, кто присутствует в этой сети хотя бы лет пять, нового будет совсем мало, но сильная сторона книги не в анекдотах. Она хороша полнотой обзора и интересными акцентами. Авторы — антропологи, и в первую очередь их интересует человеческая и эстетическая часть, а техническая — только во вторую.

Первая часть рассказывает об основании сети, о ее многочисленных конкурентах, о принудительной покупке Фейсбуком, о мутациях бизнес-модели и об изгнании основателей два года назад.

Далее авторы переходят к анализу эстетики Инстаграма — да, Инстаграм с самого начала продвигал ретро. Собственно сама иконка сети отсылает к поляроиду. И до определенной степени это удалось.

Отдельный блок посвящен коммерциализации Инстаграма и о некоторых странных последствиях этого процесса. Объясняется, например, откуда взялась у инфлюенсеров привычка фотографировать свое лицо крупно рядом с продуктом. Когда весь кадр занимает физиономия и шампунь. Это, оказывается, мера против воровства контента. Если клиент дает задание на продвижение нескольким инфлюенсерам, они пытаются сэкономить на съемке и перехватить удачные фотографии у того, кто снял первым. Но тут ничего не получится, иначе придется забирать пэкшот вместе с чужим лицом, а этого никак нельзя.
Collapse )