Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Categories:

Представьте 6 девочек

Дочитала книгу Лоры Томпсон «Представьте 6 девочек» (Take Six Girls) о сестрах Митфорд. Ощущения двойственные. С одной стороны, интересно, я многое читала и об этом периоде, и о сестрах Митфорд, и роман старшей Митфорд «В поисках любви» я тоже читала. С другой стороны, изрядно подбешивает бесконечный рефрен, какими они были уникальными. Ну как уникальными? Действительно, не в каждой семье есть писатель, который сможет переосмыслить и романтизировать семейную жизнь. И не в каждой семье есть дочь, которая выйдет замуж на местного фашиста.

Еще и автор невероятно лукав. То пускается в объяснения, что такое-то действие было совершенно нормально для того времени (или, наоборот, ненормально), то передергивает рычаги и заявляет что-нибудь в духе «сейчас она была бы нормальным генеральным директором». И так до полной потери объема персонажем, как и произошло с бедной матерью этих дев.

В то же время прекрасно видно, что аристократическая жизнь во все времена концептуально одинакова: у аристократов есть возможность максимально монетизировать связи, а при наличии творческих способностей еще и занести всю семью в историю. Что писал Нагибин? «Жуткая призрачность жизни непишущего человека…» Если есть в семье летописец, считай, дело в шляпе: место в истории обеспечено. Уникальность если и есть, то в этом. А вот то, что сестер было целых шесть, это особенность периода. У всех столько было. Если бы у Анатолия Собчака было шесть дочерей, мы бы тоже без конца о них слышали, а так одной Ксении приходится отдуваться за всех. И в журналисты, и в президенты, и в оппозицию, и замуж в катафалке.

Самой яростной противницей своей семьи была Джессика. Счастья ей это не принесло, но сделало ее жизнь весьма насыщенной. Она вышла замуж за коммуниста, а потом, когда первый погиб, опять за коммуниста. До переезда в Америку они с мужем жили максимально трудной жизнью. Я поперхнулась, когда дошла до фрагмента с вывешиванием колыбели дочери за окно. И я совершенно не поняла коллизию вокруг кори. Когда та самая дочь, висевшая за окном, умерла от осложнений после кори в 5 месяцев, все обвинили Джессику в том, что она не сделала прививку, поверив доктору, что у совсем маленького ребенка иммунитет от кори поддерживается с молоком матери. Сейчас прививку от кори делают в 12 месяцев ровно с той же логикой. Так какие у нее были шансы? Или в Британии был другой график прививок? Я покопалась в интернете, ничего не нашла.

С деньгами у Джессики с первым мужем долго было плохо, но их это не очень беспокоило, потому что по счетам они не платили. Однажды ее муж посетил очередную пафосную встречу выпускников и наворовал там цилиндров, а потом они их продали. Ну серьезно, кто-нибудь стал бы про это читать, если бы речь не шла об аристократии? Это я к тому, что определенный статус гарантирует внимание.

Еще один ребенок Джессики погиб в Америке, когда решил подзаработать развозкой газет. Сестра вышла замуж за главного британского фашиста, а вторая сестра дружила с Гитлером настолько плотно, что ее удалось вернуть домой только после неудавшегося самоубийства. А родители от них обеих не отреклись, после чего настоящая коммунистка не могла общаться с ними. Как и старшая сестра, она написала несколько книг.

А на примере Дианы, жены главного британского фашиста, можно наблюдать за особенностями большой семьи: когда одна половина семьи весело сажает тебя в тюрьму, вторая носит передачи и приглядывает за детьми. Сейчас в принципе все то же самое, только происходит за пределами семьи, из-за чего становится не так удобно наблюдать, как люди выясняют отношения друг с другом.

Все это весьма занимательно, но жалеть сестер Митфорд очень трудно, несмотря на всю их непростую судьбу. Разница между их возможностями и возможностями обычных людей режет глаз. В этот момент и понимаешь, зачем нужна художественная литература. В книге Нэнси Митфорд «В поисках любви» те же самые люди выглядят гораздо симпатичней.

Tags: non-fiction, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • К предыдущему

    Еще пять копеек про токсичность текстов. Она, мне кажется, делится на два больших рукава. Один — тот, который человек считает вредным лично для себя.…

  • Личное и литературное

    Френд пишет о проблеме отделения текстов гениев прошлого от их негениальных взглядов и еще менее гениальной личной жизни. Отделять их пока надо,…

  • Проблемы истории

    Новый Логос о проблемах исторической науки прекрасен. Ключевая цитата: «…рассуждения о презентизме укоренены в контексте бума памяти и войн памяти……

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments