Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Category:

Изобилие и аскеза

Сборник «Изобилие и аскеза в русской литературе» был куплен от жадности. Мне не хватало на бесплатную доставку. Никогда еще жадность и аскеза не встречались с такой продуктивностью, потому что от сборника я в полном восторге.

В сборнике много статей, все они разные, но есть несколько общих мыслей. Первая — что идея аскезы очень важна для русской литературы. Фактически это один из основных рычагов добычи духовных и материальных активов. Вторая — что противопоставление «аскеза — изобилие» очень неудачное, потому что аскеза — это практика, а изобилие — это состояние. А третья — что аскеза предусматривает отказ от чего-то, для чего это самое чего-то должно быть в наличии. И практиковать стандартную аскезу в бедности невозможно, потому что невозможно ни от чего отказаться в ситуации, когда у тебя и так ничего нет. Впрочем на этот случай у нас существуют другие аскезы.

Отдельно рассматривается тема связи тоски и приволья, потому что и тоска у нас совершенно особенная. Если тоска, связанная с теснотой и заключением, знакома всем, и у нас она, конечно, тоже есть, то особая русская тоска посещает человека в дороге и связана с огромным и однообразным пространством. Как пишет М. Эпштейн «Это тоска не пленника, а странника». И эта тоска пробуждает к жизни психоэмоциональную аскезу, когда человек не допускает в душу никаких ярких эмоций.

Список возможных аскез поистине бесконечен. М.Эпштейн выделяет 40 типов, но, уверена, при желании можно выделить и больше. Они дробятся по истокам, целям и формам. Все они представлены и в жизни, и в литературе, и каждый может выбрать себе подходящую аскезу. Есть даже притворная, камуфлирующая аскеза, которой люди могут предаваться с целью самосохранения: «Суфьян погладил старый московский башмак Чагатаева, — твой народ боится жить, он отвык и не верит. Он притворяется мертвым, иначе счастливые и сильные придут его мучить опять». (Платонов) Но есть и аскеза, устроенная с точностью до наоборот — гедонистическая аскеза, в ходе которой человек изнуряет себя, например, развратом с целью самоуничтожения.

В статьях многократно всплывает светлый образ Венички Ерофеева, и, пожалуй, лучший фрагмент на эту тему появляется у К. Цендера: «Рискнем приложить характеристики алкоголизма Ерофеева-автора все-таки к тексту. Если учитывать конвенциональную функцию «закусок» — ограничение и освоение пьянства, — то пить, меньше закусывая, означает с образной пропорциональностью большую потерю контроля над собой. Новость такого поста состоит в том, что он подразумевает духовную и телесную борьбу именно за потерю контроля, за полную самоотдачу. Цель при этом остается «старой» — если мы понимаем «Москву — Петушки» как текст о поиске смирения, — с помощью, конечно, уже не канонов, а, так сказать, утопления канонов».

А все это были материалы конференции, которая прошла в Швейцарии три года назад. Богатая, надо сказать, тема.
Tags: non-fiction, люди, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • Инженерное

    Читаю сейчас мемуары А. Н. Крылова, генерала флота и кораблестроителя, и обнаруживаю там шикарную историю про инженера П.А.Титова: «Для всякой…

  • Корни кондитеров

    Прочитала у «Пряников о пряниках» в Телеграме о том, почему кондитеры и повара отличаются как небо и земля. Да потому что кондитеры изначально…

  • Новый Логос

    Читаю новый Logos Review of Books, и он так же прекрасен, как и предыдущие номера. Расскажу про две вещи, которые особенно хороши. Первая — рецензия…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments