Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Category:

"Подводя итоги", Моэм

В задумчивых псевдомемуарах Моэма «Подводя итоги» есть два шикарных куска про писателей. Один про длинную руку Чехова, измучившую англоязычных писателей (они до сих пор его очень ценят, хотя как драматурга, кажется, больше). А второй про самозомбированного Флобера, вот такое всякий пишущий человек может, так что верю абсолютно.

Про Чехова — «Мне не повезло в том смысле, что я всерьез взялся за жанр рассказа в такое время, когда лучшие писатели Англии и Америки подпали под влияние Чехова. Литературному миру недостает чувства пропорций — когда он чем-нибудь увлечется, он склонен считать это не модой, а непреложным законом, и вот сложилось мнение, что всякий одаренный человек, который хочет писать рассказы, должен писать так, как Чехов. Несколько писателей создали себе имя тем, что пересаживали русскую тоску, русский мистицизм, русскую никчемность, русское отчаяние, русскую беспомощность, русское безволие на почву Суррея или Мичигана, Бруклина или Клепема. Нужно признать, что подражать Чехову нетрудно. Я на горьком опыте убедился, что десятки русских эмигрантов делают это очень ловко; говорю — на горьком опыте, потому что они присылают мне свои рассказы на предмет исправления английского языка, а потом обижаются на меня, если я не могу получить для них много денег от американских журналов. Чехов превосходно писал рассказы, но талант его не был универсален, и он благоразумно держался в пределах своих возможностей. Он не умел построить сжатую драматическую новеллу, из тех, что можно с успехом рассказать за обедом, как «Ожерелье» или «Наследство». Человек он был, видимо, бодрый и энергичный, но творчество его отмечено унынием и грустью, и ему как писателю претил насыщенный действием сюжет и всякое излишество. Его юмор, зачастую такой горестный, — это реакция болезненно чувствительного человека на непрестанное, мучительное раздражение. Он видел жизнь в одном цвете. Персонажи его не отличаются резко выраженной индивидуальностью. Как люди они его, видимо, не очень интересовали. Может быть, именно поэтому он способен создать впечатление, будто между ними нет четких границ и все они сливаются друг с другом как некие мутные пятна; способен внушить вам чувство, что жизнь непонятна и бессмысленна. В этом и состоит его неповторимое достоинство. И этого-то как раз не уловили его подражатели».

Про Флобера — «Трудно было бы убедить писателя, что между телом и сознанием нет самого тесного взаимодействия. Флобер, у которого появились симптомы мышьячного отравления, когда он писал о самоубийстве Эммы Бовари, — это лишь особенно яркий пример того, что по опыту знакомо всем писателям. У кого из них во время работы над романом не бывало озноба и лихорадки, болей и тошноты? И обратно: они отлично знают, каким болезненным физическим состояниям обязаны иногда самыми удачными своими находками.»

Злой был Моэм, или, как минимум, не добрый. Ну уж какой был.
Tags: non-fiction, чтение
Subscribe

  • Представьте 6 девочек

    Дочитала книгу Лоры Томпсон «Представьте 6 девочек» (Take Six Girls) о сестрах Митфорд. Ощущения двойственные. С одной стороны, интересно, я многое…

  • Мир без времени

    Читаю сейчас книгу Константина Михайлова «Маленький плохой заяц» о взаимосвязи религии и окружающей среды. Первая часть рассказывает об австралийских…

  • ***

    Опять же вспомнилась Маргарет Тэтчер, которая на встрече с бедными стипендиатами поинтересовалась, что они изучают. Одна из стипендиаток изучала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Представьте 6 девочек

    Дочитала книгу Лоры Томпсон «Представьте 6 девочек» (Take Six Girls) о сестрах Митфорд. Ощущения двойственные. С одной стороны, интересно, я многое…

  • Мир без времени

    Читаю сейчас книгу Константина Михайлова «Маленький плохой заяц» о взаимосвязи религии и окружающей среды. Первая часть рассказывает об австралийских…

  • ***

    Опять же вспомнилась Маргарет Тэтчер, которая на встрече с бедными стипендиатами поинтересовалась, что они изучают. Одна из стипендиаток изучала…