Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Category:

Социальный протокол. Винтаж

На фоне сидения дома молодым матерям опять начали втирать, что вот советская-то мать справлялась одна и не жаловалась. Эта адская тема постоянно развивается в двух векторах: советские люди были отчаянно добры и бескорыстно помогали друг другу, и что они были уникально самодостаточны и решали все одной левой. Догадываюсь почему. Оно именно в таком виде отражено в литературе. Либо так, либо эдак, или одна тема основная, другая вкраплениями. Социнженерные книги у нас было писать не принято, зато было навалом социальной фантастики, которая только притворялась реализмом. Ярчайшие примеры — серия Германа «Я отвечаю за все» и ненавистные мне книжки Крапивина.

Это было не так, даже не потому что я помню совсем другое, а по той же причине, почему природа не делает животных о трех ногах. Неудобно. Нетехнологично. Не работает. Люди все время образовывали некие альянсы для решения определенных проблем. Пройти мимо них мог только совсем уж асоциальный человек, а они обычно не выживали. Но память услужливо вычеркивает участие в подобных вещах, ведь они не укладываются в концепцию.

Как это на самом деле выглядело. Когда у меня родилась младшая сестра, моя мама вступила в альянс с двумя другими матерями для походов на молочную кухню и решения мелких проблем. Процедура была идеальная. С вечера нужно было собрать у всех участников пустые бутылки, утром метнуться на кухню, обменять их на полные и добытое доставить. На следующий день повторить. И в результате каждая семья ходила на кухню не ежедневно, а только каждую третью неделю. От нас это была я. Помню, очень боялась разбить эти бутылки, они так гремели.

Проблемы возникали исключительно управленческие, потому что если протокол молочной кухни был прекрасно отлажен, с другими возникали проблемы. Так, однажды мне было поручено купить рокфор. Наша семья его не ела, и никакого опыта выбора у меня не было. Я только знала, что рокфор — это подозрительный сыр с плесенью. Ребенком я была ответственным, но избыточно инициативным, поэтому я выбрала не среднестатистический кусок, как надо было бы сделать, а кусок с минимальным количеством плесени. И честно в этом призналась — вот, типа, позаботилась, чтоб вы не умерли. Та мама ржала так, что об этом через час знал весь подъезд. Ну и больше мне такое не поручали.

К чему я все это. Никакой любви среди участников в процессе не возникло, дружили мы с другими соседями. Все предельно четко, идеальный взаимозачет. Когда одна из этих мам потом учила меня музыке, это было за деньги, потому что другой зачет был в этом случае невозможен. И всем это было понятно.

Tags: коммуникация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Представьте 6 девочек

    Дочитала книгу Лоры Томпсон «Представьте 6 девочек» (Take Six Girls) о сестрах Митфорд. Ощущения двойственные. С одной стороны, интересно, я многое…

  • Мир без времени

    Читаю сейчас книгу Константина Михайлова «Маленький плохой заяц» о взаимосвязи религии и окружающей среды. Первая часть рассказывает об австралийских…

  • ***

    Опять же вспомнилась Маргарет Тэтчер, которая на встрече с бедными стипендиатами поинтересовалась, что они изучают. Одна из стипендиаток изучала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

Recent Posts from This Journal

  • Представьте 6 девочек

    Дочитала книгу Лоры Томпсон «Представьте 6 девочек» (Take Six Girls) о сестрах Митфорд. Ощущения двойственные. С одной стороны, интересно, я многое…

  • Мир без времени

    Читаю сейчас книгу Константина Михайлова «Маленький плохой заяц» о взаимосвязи религии и окружающей среды. Первая часть рассказывает об австралийских…

  • ***

    Опять же вспомнилась Маргарет Тэтчер, которая на встрече с бедными стипендиатами поинтересовалась, что они изучают. Одна из стипендиаток изучала…