Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Categories:

"Мир миров", Павел Майка

«Мир миров» Павла Майки — это боевое фэнтези, альтернативная история и плотный славянский контекст. Обычно я не читаю ни первого, ни второго, ни третьего, но вот именно этот микс мне показался очень удачным. Причем именно благодаря польско-русскому контексту. Знаете, завораживает, когда пишет поляк, который хорошо знает нас, глюков наших не разделяет, но при этом шикарно умеет смешивать свое, наше и все, что мимо проходило. Забавно, что к польским реалиям автор не дает комментариев вообще, а вот для некоторых других сделано исключение. Трогательно поясняется, что такое Рубикон и дается достаточно цитат к линии Черномора, чтобы все поняли, что он из «Руслана и Людмилы». В целом, никакие обширные толкования и не нужны, хотя разглядывать книгу как ребус весьма увлекательно. Мне, например, показалось, что вечно пьяный, но никогда не промахивающийся стрелок Грабинский — это отсылка к Стефану Грабинскому, одному из первых польских писателей-фантастов, автору сборника хорроров о поездах «Демон движения». Иначе почему Грабинский у Майки железнодорожник? Впрочем, неважно.

Всю книгу главный герой Мирослав Кутшеба мстит убийцам своей семьи. Движется он от одного странного места к другому, и недостатка в них не наблюдается. Потому что дело происходит на Земле после Первой мировой, которая закончилась вторжением марсиан. Марсианам не пришло в голову ничего лучше, чем сбросить на Землю свое коронное оружие — мифобомбы. По плану, мифобомбы должны были вытащить на свет древние верования, сбить с толку людей, чтобы марсианские боги всех победили. Но что-то пошло не так. И даже известно что. Человеческие верования оказались настолько сильны, что все, что вышло из-под земли, с комфортом расположилось в лесах и городах. Марсианские боги были частично побеждены, частично вписаны в новый мир, как и сами марсиане. Не ожили только Единые Боги, хотя места, где чувствовалось их присутствие, оказались демонам не по зубам.

И через этот замес идет к своей цели Кутшеба, вербуя и теряя сторонников. А чтобы совсем никто не соскучился, роман состоит из серии флешбеков, и я только середине книги выучила, какой год к каким событиям относится. Вот такая книга.
Tags: чтение
Subscribe

  • Burn

    Книга Burn Германа Понцера (надеюсь, это название переведут как «Жги!») анализирует жизнь племени хадза и делает вывод, что она лучше нашей. Здесь…

  • Декорации во дворце

    Коровин много работал с декорациями. Ему нравилось, а его товарищи терпеть это дело не могли: «Левитан бросил писать декорации. Он сказал мне, что от…

  • Я один сколько народу уморю

    Читаю мемуары Константина Коровина. Как это прекрасно. Ничего в спорах об искусстве концептуально не изменилось. Только участников прибавилось.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments