Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Categories:

Гриб на краю света

Прочитала крутейшую книгу — «Гриб на краю света. О возможности жизни на руинах капитализма» американского антрополога А.Цзин. Книга посвящена грибу мацутакэ, но этот гриб, хотя он и сам по себе замечательный, стал лишь поводом для исследования жизни людей на территориях, где капитализм потерял свое влияние или никогда его не имел, и способности природы переживать изменения.

Но сначала про грибы. Мацутакэ очень любим в Японии. Его продают свежим, в корзинках с папоротником, и никогда не покупают для себя. Это всегда подарок. Если разладились отношения — мацутакэ. Нужно поднять настроение боссу? Мацутакэ. Укрепить отношения с партнерами? Мацутакэ. Эти грибы нельзя вырастить на плантации. Они растут только в дикой природе и образуют особого рода симбиоз с соснами. Мои старые друзья могут помнить, как я всем выносила мозг японским фантастическим рассказом про убегающие желудки, которые начинают жить своей отдельной жизнью, если вовремя не съесть таблетку. Так вот, это была метафора мацутакэ, он является желудком японской сосны. Переваривает все, что ей нужно для успешного роста.

Причуды современной экономики привели к тому, то изрядную часть съедаемых Японией мацутакэ собирают в Штатах. Но не только. Вокруг мацутакэ построена целая индустрия, главная особенность которой в очень коротком участке, где действует капитализм. На участке сбора ему места нет. Это мир, где гриб остается трофеем даже после продажи, и там нет отчуждения труда. У сборщиков с мацутакэ личные отношения. Как и у скупщиков. Капитализм начинается только после повторной сортировки перед отправкой и простирается до момента продажи гриба в супермаркете, потому что потом он снова заканчивается. Начинается экономика дара. Именно способность мацутакэ выстраивать личные связи сделала гриб настолько особенным, а не только вкус и запах.

Книга написана в духе акторно-сетевой теории, поэтому в ней не будет линейного исторического нарратива с единой системой объяснения происходящего (борцы с конспирологией, этот подход для вас! здесь куча взаимоисключающих причин и следствий, которые каким-то образом все вместе производят текущую ситуацию). Ключевое понятие — ассамбляж. Цзин определяет его как «бессрочное собрание», где возникает непреднамеренная межвидовая координация, а вслед за ней — целый мир. Мои любимые цитаты на эту тему:

«Эта книга предполагает, что оставаться в живых — для любого биологического вида — значит находиться в пригодных для жизни сотрудничества. Сотрудничество означает совместную деятельность (невзирая на границы и различия), а это приводит к смешению. Без сотрудничества мы все умрем».

«Задача неустойчивого выживания помогает нам увидеть, что тут не так. Шаткость — состояние, в котором мы сознаем нашу уязвимость. Чтобы выжить, нам нужна помощь — а помощь — всегда действие другого, намеренное или нет. Если я вывихну лодыжку, крепкая палка поможет мне ходить, и я приму ее содействие. И вот уж я — подвижное соприкосновение, женщина-с-палкой».

Вся книга — это цепочка историй, которые не укладываются в простую последовательность. Автор называет свою книгу лоскутным одеялом и, наверное, так можно сделать, поскольку все истории стали буквами и залезли под одну обложку, хотя при этом никакой цельной картины не возникает. Понятно, что грибов мацутакэ не было бы без вырубки лесов, которые производил человек, и тем облегчил жизнь соснам, а поставок из Орегона не было бы, если бы курс йены не вырос к концу 80-х, что произошло в результате экономической войны между США и Японией. Но за появлением многочисленных сборщиков грибов уже в Штатах лежат совсем другие причины — выталкивание людей из бизнеса и изменение самого представления о том, что значит быть американцем, побочный эффект жесткости рабочих требований и усиления мультикультурности. Если бы не было такого количества людей, которые готовы послать всех лесом и устроить жизнь по-своему, грибов бы японцам не видать.

А глава о соснах меня просто потрясла. Как и автор, я считала, что леса лучше всего восстанавливают себя сами. Нет, они просто восстанавливаются. Без слова «лучше». Если какой-то вид погибнет, никто переживать не будет. Если человек отвернется, не будет ни сосен, ни мацутакэ, потому что «соснам нравятся некоторые разновидности безобразий, которые люди творят не задумываясь». Например, соснам нравится земля, подвергшаяся эрозии. И пожары, которые сжигают подлесок из конкурентов.

И еще об ассамбляжах. Люди, способствовали появлению мацутакэ, потому что вырубали бамбук и агрессивный подлесок, позволяя развернуться соснам и грибам. При этом мы сами выращивать этот гриб не способны. Не получается. Анализ этой ситуации позволяет осмыслить ландшафты как «продукты непреднамеренного замысла (unintentional design), то есть пространства пересечения творящих миры проектов». Где ландшафты — не декорации, а активные действующие лица.

В общем, необычайно увлекательно. И это при том, что я мацутакэ ни разу в жизни не видела.

Из этой же книги про найм в депрессивном регионе — https://kovaleva.livejournal.com/487183.html

И про прекарность — https://kovaleva.livejournal.com/487821.html

Tags: non-fiction, аст, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • Прекарность — еще про грибы

    В книге «Гриб на краю света» много места уделено прекарному образу жизни — жизни без гарантий. В наших сми, как и в западных, шаткость…

  • Книга на один вечер

    Френды поделились рассказом о японских книгах для детей на один вечер. Да, имеет смысл. Потому что красиво и привязано к моменту. Да, нельзя вырубить…

  • ***

    А еще в книге есть чудный кусок про особенности найма в депрессивном регионе: «Знаки на въездах гласили, что незваных гостей тут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments