Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Логос про новые войны

Дочитала свежий Логос про новые войны. Ох, не очень духоподъемное чтение. Открывается он переводом статьи Мэри Калдор «Культура новых войн». И там коротко описан феномен современных войн. Раньше этот тип войн назывался «малая война» или «герилья» — когда в конфликте участвуют не регулярные войска, а компактные группы. Явление совсем не новое, но раньше оно не было таким распространенным. А сейчас войны только из таких движений и состоят. Есть некоторые разногласия, как называть участников — партизаны или террористы, но сути дела это не меняет. Цели у этих формирований совсем иные. Им больше не нужен контроль над территорией, им нужен контроль над населением. И они его успешно осуществляют. Смена режима тоже никого особо не интересует. Нужен захват сетей, дающих доступ к власти или деньгам. Свою лепту в эти движения внесли и новые технологии. Коммуникация идет по мобильным телефонам, широко используются самодельные взрывные устройства, которые взрываются опять же с помощью мобильных детонаторов. И — принципиальное отличие. Изменились источники дохода. Если революционные партизанские отряды зависели от правительств, то сегодняшние партизаны/террористы перешли на содержание к частным лицам. И таким образом превратились из политического инструмента в экономический.

Такую войну никто не хочет заканчивать, потому что она сама по себе доход, истощается только территория. И пока территорию не доедят до конца, война не заканчивается. А когда территория накопит жир, можно будет начать новую.

Большая часть статей в сборнике вращается вокруг концепции «справедливой войны», точнее вокруг ее демонтажа. Концепция и раньше дышала на ладан, но теперь ей совсем плохо. Очень мило, что каждый из авторов статей напомнил о признаках справедливой войны. Там есть блок для оценки начала справедливой войны и блок для ведения справедливой войны. Приведу блок вопросов для оценки начала справедливой войны по статье А.Павлова: 1) оценка серьезности угрозы; 2) определение, является ли причина надлежащей; 3) возможность применения «последнего средства» в отсутствие других опций; 4) соразмерность средств; 5) баланс последствий. А блок вопросов по ведению справедливой войны концентрируется на защите некомбатантов от комбатантов (мирных граждан от воюющих). Однако на такой войне все быстро превращаются в комбатантов, и отличить одних товарищей от других становится крайне сложно. Как и разобраться со справедливостью наказания, поскольку раньше предполагалось, что достаточно наказать плохое правительство (помните Милошевича?) и достаточно. А теперь ведь не найдешь того, кто начал войну. Есть соблазн наказать после победы всех участников, чего раньше делать не предполагалось, но опять непонятно, кого считать таковым.

Все очень запуталось. И что действительно важно — налаженное управление локальными группами будет использоваться в качестве политического и экономического инструмента везде. Если группа пока что без оружия, можно считать, нам всем повезло.

И еще лингвистический момент. Термин warlord у нас принято переводить как «полевой командир». Но он вполовину не такой угрожающий как английский эквивалент. Что, наверное, не очень хорошо. Размывает значение новой реалии.
Tags: люди, чтение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Звук с именем

    Узнала сегодня, что писк, который издает прибор для измерения давления, имеет название: Korotkoff sounds. В честь изобретателя, хирурга Короткова.…

  • Про цвета

    Читаю сейчас книгу про визуальное восприятие, и там, со ссылкой на Оливера Сакса, рассказывается о художнике, который утратил способность видеть…

  • Образование для образованных

    «Образование для образованных» Анатолия Левенчука является рабочей тетрадью автора с записями по subj. Если пытаться читать ее как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments