Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Categories:

Микромотивы и макроповедение

Прочитала «Микромотивы и макроповедение» Томаса Шеллинга (это тот же человек, который написал «Стратегию конфликта»). Эта книга тоже написана довольно давно, но когда читаешь, этого совершенно не чувствуется. Мне давно хотелось прочитать что-то про то, как личные решения сливаются в огромную реку, и вот.

Книга начинается с отличнейшей истории, как автора пригласили читать публичную лекцию. Он пришел, затаился за кулисами, и увидел, что зал пустой.К его изумлению ведущий вышел на сцену, представил Шеллинга пустому залу, после чего помощники начали выпихивать автора на сцену. Профессор упирался, но его все-таки вытолкнули. Тадам! В зале сидело 800 человек. По каким-то причинам пустыми были только первые 11 рядов, которые он и видел из-за кулис. Лекция прошла отлично, а Шеллинг потом полжизни сожалел, что он не узнал у организаторов, как это вышло.

Книга посвящена различным человеческим стратегиям и описывающим их графикам. По ним хорошо видно, что в каких-то ситуациях человеку выгодно примкнуть к большинству, а в каких-то — к меньшинству, но в случаях с меньшинством всегда возникает проблема с определением, где оно у нас в данный момент. Возьмем те же прививки. Если все привиты, то выгодней быть непривитым, поскольку популяция и так защищена, а вы еще и избавлены от негативных последствий прививок. А вот если все непривиты, то все уже не так однозначно. В книге большой кусок посвящен прививкам от кори в одной местности, где люди так и метались, то прививая детей, то переставая прививать.

А есть ситуации, которые вообще не разруливаются без вмешательства сверху. Например, хоккеистам было некруто носить шлем. Это считалось позорным. Но когда всех обязали его надевать, то все сразу успокоились и перестали выступать. Раз все должны, то и я надену. Такая же история с моделью лимонов. Модель лимонов описывает ситуацию, когда покупатели не владеют всей информацией о товаре, и в результате плохие товары вытесняют хорошие, после чего рынок умирает. Лимонами называются убитые в хлам подержанные машины — выжатые как лимон. Как это работает: покупатель знает, что часть машин — лимоны. Но не знает какие. Когда он решает, сколько он готов заплатить за подержанную машину, он включает в нее риск, что ему достанется лимон. Продавцы лимонов счастливы, остальные — нет. Машины получше уходят с рынка, лимонов становится больше. Покупатель понимает, что надо еще понизить цену. И так до тех пор, пока на рынке не останутся одни лимоны. Это вообще никак не лечится, кроме как введением лицензирования и контроля.

Чтобы книга не казалась старой, ее взбодрили нобелевской речью автора 2005 года. Но можно было бы этого и не делать. Некоторые вещи не стареют.
Tags: люди, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • Прекарность — еще про грибы

    В книге «Гриб на краю света» много места уделено прекарному образу жизни — жизни без гарантий. В наших сми, как и в западных, шаткость…

  • Книга на один вечер

    Френды поделились рассказом о японских книгах для детей на один вечер. Да, имеет смысл. Потому что красиво и привязано к моменту. Да, нельзя вырубить…

  • ***

    А еще в книге есть чудный кусок про особенности найма в депрессивном регионе: «Знаки на въездах гласили, что незваных гостей тут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments