Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Автопортрет неизвестного

Прочитала «Автопортрет неизвестного» Дениса Викторовича Драгунского. Тот самый роман, который купила на творческом вечере. Я не буду пересказывать сюжет, он есть в сети, и пересказывальщика уже закидали камнями. Не то чтобы меня это пугало, просто в этом нет смысла. Это роман не столько о поступках, столько об эмоциях. О том, что важно для людей на самом деле. Поэтому даже Сталин там появляется в микроскопическом эпизоде, чтобы герой смог съездить к нему на дачу. Ну потому что людей действительно больше всего волнует, кто их любит, когда уже будет секс и что случится с ними дальше, а не какая формация сменит другую. И от этого понимания становится очень тепло, как будто лично тебе доказали, что жизнь имеет смысл именно в этом виде.

Я зацепилась там за одну фразу: «Беда современной молодежи в том, — сказала Юля, — что она перестала понимать странные поступки. Все как-то слишком понятно. По системе «дай-возьми», и это грустно». Есть такая штука. Действительно многие не могут понять странных поступков прошлого. Но я думаю, что это потому, что сложность сама выбирает, когда окружить человека. То, что человек просто поступает сейчас, не значит, то ему удастся в дальнейшем поступать так же. Он сам не заметит, как начнет выписывать такие крючки и петли, которые потом сотня мемуаристов не сможет объяснить.

А еще там есть один божественный фрагмент о художнике. Я его уже прочитала вслух всем, до кого смогла дотянуться, и вам покажу кусочек:

«Алабин приблизился к холсту и стал писать, не меняя замеса, но переменил положение кисти, то есть меняя едва видное, тончайшее, отрисованное волосками кисточки направление своего чуть-чуть пастозного мазка. Как будто паркет. Вот здесь сверху вниз. Вот здесь диагональнее — с правого верха в левый низ, а здесь наоборот, то есть наперекрест, а тут горизонтально, а тут совсем гладко, а вот тут тюп-тюп-тюп кисточкой — легчайшие пупырышки. Незаметные пупырышки и бороздки. Почти незаметные, вот в чем секрет. Но создающие этот загадочный световой объем без грубых теней и рефлексов….

— Хитер, — очень тихо сказал Челобанов. — Можешь.
— Спасибо, — Алабин бросил кисточку.

[Алабин] взял мастихин и двумя движениями счистил краску с холста. Никто ничего не поймет, не узнает, как он это сделал и как это делает Челобанов».

Очень надеюсь, никто не вынес из этого фрагмента, что стать художником — значит понять, как держать кисть.
Tags: чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • Прекарность — еще про грибы

    В книге «Гриб на краю света» много места уделено прекарному образу жизни — жизни без гарантий. В наших сми, как и в западных, шаткость…

  • Книга на один вечер

    Френды поделились рассказом о японских книгах для детей на один вечер. Да, имеет смысл. Потому что красиво и привязано к моменту. Да, нельзя вырубить…

  • ***

    А еще в книге есть чудный кусок про особенности найма в депрессивном регионе: «Знаки на въездах гласили, что незваных гостей тут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments