Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Внезапно - стартапер

Перечитывала «Педагогическую поэму» Макаренко. Не спрашивайте, надо было. Поспорили с одним человеком насчет содержания. Кстати, оба оказались неправы. Слушайте, ну какая педагогика? Она там шла случайным приложением. Макаренко же настоящий серийный стартапер. Причем успешный. И хорошо видно, что дело двигалось вперед, когда он получал мощные дополнительные вещественные и человеческие ресурсы. А не просто деньги. Деньги они обычно проедали.

Первый раз у них все наладилось, когда они получили в управление соседнее разрушенное имение. И каждый раз, когда появлялся какой-то ценный человек, бизнес получал дополнительный толчок к развитию. Так им здорово помог колесный мастер, который укрылся в коммуне от жены. Ужасно смешно было, как им надо было перейти к новой модели колеса, а колесник не знал, сколько там должно быть спиц, поэтому была проведена целая операция, чтобы он мог их посчитать.

А в следующий раз все крупно наладилось, когда они на новом месте устроили промышленное производство, а к производству подтянулся Соломон Борисович.

Соломон Борисович — персонаж зачетнейший. Он в принципе не терпел мертвого капитала и дешевых вещей. Коммуна пребывала от него в перманентном шоке. Так, в начале лета, когда лошадей выгнали из конюшни ночевать на луг, он устроил в конюшне литейный цех.

«Мы, собственно говоря, уже сбиты с позиций. Витька все-таки топорщится:

— А когда будет зима?

Но Соломон Борисович обращает его в пепел:

— Как вы хорошо знаете, что будет зима!

— Соломон Борисович! — кричит пораженный Витька.

Соломон Борисович чуточку отступает:

— А если даже будет зима, так что? Разве нельзя построить конюшню в октябре? Вам разве не все равно? Или вам очень нужно, чтобы я истратил сейчас две тысячи рублей?

Соломон Борисович из жалости к нам поясняет, загибая пальцы:

— Май, июнь, июль, тот, как его… август, сентябрь…

Он на секунду сомневается, но потом с нажимом продолжает:

— Октябрь… Подумайте, шесть месяцев! За шесть месяцев две тысячи рублей сделают еще две тысячи рублей. А вы хотите, что конюшня стояла пустая шесть месяцев. Мертвый капитал, разве это можно допустить?

Мертвый капитал даже в самых невинных формах для Соломона Борисовича был невыносим.»

Ну и, конечно, Макаренко сняли с должности, когда вся эта история развернулась в полную мощь, и колонисты начали получать зарплату. Ибо нефиг.

Tags: карьера, образование, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • Любитель

    Прочитала первую из нон-фикшеновских добыч — «Любителя» Энди Мерифилда. В недоумении. Это не книга, а какой-то ковер-самолет, на котором автор…

  • ***

    К слову. Социальное лицемерие — не очень-то новое изобретение. Вот чудная история с канала «Высокая Порта». 16 век. Представьте…

  • Низовая модернизация

    На InLiberty опубликована интересная подборка про низовую модернизацию. Статья Гудкова мне понравилась больше всего, но и другие ничего. Вот кусок из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments