Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Стать участником чужого спектакля - вокруг картошки

Как мы уже видели, в «Белых одеждах» много гениальных коммуникаторов. Доктор Мадсен — один из них. Мы посмотрим сцену, где Мадсен впервые встречается с Дежкиным, который выдает себя за Стригалева.



Для Мадсена это очень сложная задача. Он знает, что перед ним не Стригалев, потому что Стригалева он знает в лицо, но интуиция подсказывает ему, что говорить этого не надо. Надо подождать. Тем не менее, он проводит очень хорошую работу по проверке того, что происходит. Ему важно знать, что это не ошибка. Это не он неправильно понял, его действительно обманывают. Поэтому он несколько раз уточняет, правда ли перед ним именно Стригалев. И команда ему радостно это подтверждает.

Дежкин честно отрабатывает свои договоренности с ректором. Говорит, что гибрида нет, подтверждает, что он — Стригалев, и в доказательство показывает колхицин, который ему привез Посошков от Мадсена. В этот момент Мадсен окончательно понимает, что разыгрывается нечто сложное и странное, и ему надо включаться в спектакль, если он надеется узнать правду. И включается он идеально.

Мадсен — очень квалифицированный иностранец. Он хорошо знает русских. Хотя с момента описываемых событий прошло много лет, и немало — с момента съемки, ключевые точки не изменились, и опытные иностранцы при общении с нами учитывают те же моменты. Итак, что знает Мадсен.

- Мы любим хорошо выглядеть в глазах иностранцев. Поэтому не надо сразу выводить людей на чистую воду.
- Мы любим возводить иностранцев на пьедестал, где они будут изображать нечто божественное, но не вовлеченное в наши дела.
- Мы не доверяем иностранцам и не считаем, что они способны понять, что здесь происходит. Поэтому иностранец может довольно безопасно для себя валять дурака.
- Иностранцы, выучившие русский язык, воспринимаются лучше, чем иностранцы не говорящие по-русски. Это приводит к интересным последствиям. Чем лучше иностранец говорит по-русски, тем больше он будет включен в местную жизнь, но за это придется заплатить сползанием с пьедестала. Приходится делать выбор — или быть своим, или быть немножко богом.

Единственное, что изменилось с тех пор — это появилось довольно много русских, которые выучили языки и пожили за границей. Их можно использовать как буфер для общения с истинными местными, потому что они владеют заграничными подходами, и могут обходиться и без пьедестала, и без немедленного погружения человека в свою жизнь. Но при этом нужно понимать, что такой русский несет на себе клеймо другой культуры, и народом воспринимается уже не совсем как свой. Тем не менее, это удобные люди для налаживания быстрого контакта с местной реальностью.

Еще здесь есть очень интересный момент, как именно Мадсен принимает решение включиться в игру. В романе есть большой кусок, где он объясняет Дежкину, почему он так поступил. Привожу фрагмент целиком, потому что в нем заключено превосходное описание того, как работает интуиция. Материалистам рекомендую воздержаться от прочтения, у вас желчь разольется.

[Spoiler (click to open)]
«— Прежде всего, дайте мне пожать руку этого честного неизвестного смелчака, который отважился порвать паутину. — Он замер, сжимая руку Федора Ивановича, строго смотрел ему в глаза. — Я знал это еще вчера, — сказал он, не отпуская руки. — В первую же секунду, когда вы вошли. Я идеалист, я верю, что есть великая тайна духовной жизни человека. Вы материалист, вы это отрицаете. Но я сразу все узнал, представьте себе. Чем вы это объясните? Я чуть не закричал. Я мог испортить этот замечателный театр. Несколько часов такого ужасного драматического спектакла, в котором я и сам играл не последнюю рол. Хороший я артист, как вы предполагаете?

— По каким все-таки признакам вы все узнали?

— Я сейчас вам преподнесу еще одну вещь. Материалный факт. Но я узнал все до того, как вспомнил об этом факте. Я прежде всего увидел вошедшего очень симпатичного человека. И сразу мне стало известно, что мою душу и вашу соединяет астралный шнур. Это сложная мистическая вещь, я не буду сейчас… Потому что начнется дискуссия с ортодоксалным атеистом, и вы меня сразу на лопатки... Повторяю: я смотрел на вошедшего человека с крайней симпатией. Потом я понял также, что вы ужасно страдаете, и мне захотелось помочь вам. Я уже понимал, что вы говорите неправду и страдаете. А в самую последнюю очередь — уже когда господин Варичев сказал: вот наш доктор Стригалов, — я вспомнил факт, который давно знал и который непонятным образом на десять минут забыл — от моих переживаний. И еле удержался от крика. Ведь с господином старшим лейтенантом Стригаловым я познакомился еще весной сорок пятого года. В Германии. Я был в маленьком немецком лагере. Не Бухенвалд, но тоже лагерь уничтожения. Филиал.»


На этом проект с «Белыми одеждами» завершен. Пожелания? Предложения на будущее?
Tags: белые одежды, коммуникация
Subscribe

Posts from This Journal “белые одежды” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments