Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Сделка века — битва за картошку

Сцена переговоров Дежкина с ректором хорошо показывает, что такое переговоры. Переговоры — это прежде всего домашняя работа, которую каждый делает до начала встречи. Хотя то, что происходит непосредственно на них, тоже важно. Дежкин великолепно проясняет ситуацию, выдерживает паузу, соглашается изобразить из себя другого человека не сразу, но зато сразу после согласия выставляет условия.

В этой сцене и Дежкин, и ректор договариваются вроде бы о вполне прозрачных вещах, но при этом каждый держит фигу в кармане. Ректор легко обещает, а потом и выполняет свое обещание отменить приказ об увольнении Дежкина за пропаганду вейсманизма-морганизма и издать новый — об увольнении по состоянию здоровья. Он думает, что Дежкин тихонечко устроится в какое-нибудь другое место, а там его и арестуют. Дежкин же планирует побег. Он ходит в лыжную секцию, отложил денег и припрятал драгоценную картошку. Правильный приказ об увольнении ему нужен, чтобы устроиться в другое место подальше от Москвы, где козни профессоров никого не будут волновать.



Для этой сцены особенно важна предыстория, которая зрителю фильма известна. В Москву приезжает датчанин Мадсен, чтобы убедиться в том, что русские действительно получили суперкартофель. Об этом картофеле он узнал на конференции от академика Посошкова, которого к этому моменту нет в живых. На той же конференции он узнал имя автора сорта — Иван Ильич Стригалев. И он приехал с ним пообщаться.

Здесь два осложняющих момента для местного руководства. Первый, о котором они знают. Мадсен говорит по-русски. Второй, о котором никто не знает. Мадсен знает Стригалева в лицо. Стригалев его освобождал из концлагеря.

И Дежкин, и ректор имеют свои источники информации, причем источники Дежкина лучше и надежней. Полковник Свешников предупредил его, что до приезда Мадсена его брать не будут, а также предупредил о наблюдении. У ректора сотоварищи таких качественных источников нет. Они ориентируются на информацию от местных подхалимов и наружки.

В результате Дежкин выходит на переговоры подготовленным лучше, чем ректор. И его задача — не только получить желаемое, но и не дать ректору понять, насколько он в курсе ситуации. Так и выходит.

Самое слабое место этой схемы — Мадсен. И об этом еще даже Дежкин не знает. Но какую роль сыграет датчанин, мы посмотрим в следующий раз.
Tags: белые одежды, коммуникация, контекст, конфликт
Subscribe

Posts from This Journal “белые одежды” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments