Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Categories:

Это было навсегда, пока не кончилось

Прочитала “Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение” А.Юрчака про лингвистическое самоубийство советской власти. Это очень хорошая книга и очень серьезное исследование, которое совершенно зря критикуют за то, что автор практически не затрагивает экономические и политические вопросы. Ну да, там этого нет, потому что оно про язык и культуру.

Автор рассматривает всю историю позднего социализма как двухслойную реальность: в верхнем слое жил идеологический, прибитый гвоздями язык, а в нижнем – все остальное. Причем пропасть между слоями все росла и росла, пока символическая структура не перестала полностью соотноситься с реальностью. Тут все и рухнуло.

В целом история выглядит так. Был Сталин, которому не лень было лично генерировать идеи и формулировки. Он правил все важные тексты, включая историю гражданской войны и государственный гимн. Например, слова «волей народной» были заменены на слова «волей народов», чтобы не вызывать ассоциаций с террористической организацией «Народная воля». В этот момент понимаешь, каким крепким человеком был Сергей Михалков: Сталин в клиентах – задача не для слабонервных. Вот сколько раз вас хотели расстрелять за пэкшот? Наверняка не раз, но возможностей-то не было.

Сталин и занимал позицию внешней фигуры по отношению ко всем идеологическим высказываниям, т.е. был единственным, кто мог влиять на их смысл. После его смерти все с облегчением выдохнули и заколотили лавку. Внешней фигуры больше не было. Весь наработанный идеологический материал ресайклился до бесконечности. Так, у Суслова стояла картотека с цитатами из Ленина, которые втыкались в контекст при минимальном попадании в него. Это была общая линия, которая предписывала ничего нового не искать, а только придерживаться того, что было.

Как за сорок лет никто не сообразил, что так нельзя вести себя – непонятно. Количество косяков в коммуникации зашкаливало. В речах Черненко  (это последний перед Горбачевым генсек, если кто пропустил) одни и те же действия подавались и как способ преодоления из недостатков, и как их причина. Чистый уроборос. В более ранний период происходили еще более удивительные вещи. В 1961 году Хрущев разнес творчество Пикассо за буржуазный антиреализм и идиотизм, а год спустя Политбюро наградило того же художника Ленинской премией мира за выдающийся интернационализм его творчества.

Народ, глядя на все это, быстро выключился из идеологической реальности, занялся своими делами и перешел в позицию «вненаходимости». Вненаходимость – это положение ни за и ни против по отношению к власти. Мне кажется описание этого феномена необычайно ценным, поскольку оно очень точно характеризует нашу ситуацию. И похоже, что эта вненаходимость – свойство не только позднего советского периода, но и многих других. Если посмотреть на работы последователей Кордонского, то можно увидеть, что эта самая вненаходимость но уже в экономическом контексте чудесно реализуется здесь и сейчас. Т.е. мы это умеем, и при любой непонятной ситуации сваливаемся именно туда.

Помимо анализа идеологического дискурса в книге присутствует масса личных историй и фактического материала. От некоторых мне было тихо нехорошо. Например, там была история о девочке Маше из Калининграда, которая самостоятельно выработала для себя принципы Высшей партийной школы, и улучшала с их помощью свои речи. Ааааа! Какой ужас! Я представляю себе этого человека: сидит и вскрывает коммуникативный модуль партии из любви к искусству. Я бы лучше янтарь собирала, честное слово. А список запрещенных рок-групп, спущенный во все комсомольские организации, уже я хорошо помню. Наши школьно-комсомольские боссы тогда собирались отменить все дискотеки навсегда, потому что ставить после этого списка там было бы нечего. У меня тогда чуть сердце не разбилось – я только у родителей выпросила новую юбку и собиралась блистать. Но все обошлось, поскольку боссы сообразили, что никто из администрации все равно не сможет соотнести позиции списка с реальными композициями. Так что дискотеки прошли согласно плану -  Scorpions, Pink Floyd и все прочее, что нам нравилось.

Книга не очень давно переведена на русский, на Западе она известна куда лучше. Гипернормальность, вненаходимость и другие вещи регулярно упоминаются и в исследованиях, уже не имеющих отношения к советскому периоду.

Вот некоторые публикации, так или иначе связанные с книгой Юрчака:

http://magazines.russ.ru/nz/2007/2/ur7.html
http://istorex.ru/page/golubev_av_v_poiskakh_vnenakhodimosti__rets_yurchak_a_eto_bilo_navsegda_poka_ne_konchilos_poslednee_sovetskoe_pokolenie_m_nlo_2014_664_s
http://magazines.russ.ru/nlo/2010/101/ke12-pr.html
http://www.bbc.com/russian/features-37840025

Update: и еще одна очень хорошая http://ivanov-petrov.livejournal.com/1910747.html

Книга большая, серьезная, поэтому если у вас есть камин, три-четыре вечера и интерес к вопросу, я определенно рекомендую.
Tags: чтение, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments