Катерина Ковалева (kovaleva) wrote,
Катерина Ковалева
kovaleva

Categories:

Из России с медведем

Майкл Суэнвик написал «Танцы с медведями». На русском материале, естественно, медведи – это ж наше все после Пушкина. Если вы читали его «Дочь железного дракона», то вы примерно знаете чего ждать, только это немножечко хуже.

«Танцы с медведями» с некоторой натяжкой можно классифицировать как авантюрный роман в жанре кибербиопанка. Причем именно биологическая тема мне понравилась – все эти разгуливающие генмоды с невероятными способностями, в этом что-то есть. Но русский материал... Хм. Он странный. Причем автор специально ездил в Россию, чтобы нас изучать, но вынес он отсюда нечто удивительное. Нет, это никоим образом не рашн деревяшн, в книге очень много современного материала и попыток понять, что тут, зачем и как происходит. Похоже, главный вопрос, который мучил автора - с чего это вдруг русские периодически подрываются и идут реализовывать какую-нибудь идею, хотя пять минут сидели по домам и ничто не предвещало. Но ответ, который он предлагает, немного простоват: наши литературные аналоги у него просто укурились. Хочется сказать – да, ладно вам, товарищ. Если б мы еще и укурились, камня на камня бы не осталось в радиусе тысяч километров, а так все более-менее цело, и даже Кремль на месте.

Что действительно раздражает, так это имена. Они как болотные огни, вроде мигают призывно, но сами по себе. Идти к ним не надо, ничего не найдешь. Если еще можно осмыслить названия кинжалов одной из героинь – святая Кирилла и святая Мефодия, то уже ее имя – Аня Пепсиколова, - оставляет в недоумении. Почему Пепсиколова? А барон Лукойл-Газпромов почему такой? Ну эротический напиток «Распутин» - это ок, логично. А Ленин в наглаженных брюках – просто смешно.

Может возникнуть вопрос, а зачем же я дочитала это прекрасное произведение, вроде бы я уже научилась бросать на середине такие вещи. Сейчас покажу. На 10-й странице мне встретилась сцена, где герой пьет специальный напиток, чтобы с его помощью выучить русский язык:

«…Даргер пригубил темную жидкость.

   Вкус был знакомый: ореховый, горьковато-пряный с намеком на дрожжи. Словом, разновидность обучающего эля, наподобие тех, которые использовались среди всех достаточно развитых народов для передачи из поколения в поколение эпической поэзии и практического опыта в различных областях.

   Сперва Даргер ничего не почувствовал. Он уже собирался сообщить об этом, но неожиданно вздрогнул. Теперь он ощутил острую боль и внутреннюю дрожь, каковые неизбежно сопровождали проникновение нанопрограмм через стенки сосудов в ткань мозга, Даргер еще не успел ничего толком зафиксировать в сознании, а русский язык уже выстроился в его мозгу в четкую систему. Даргер покачнулся и едва не упал.

   Он пошевелил челюстью и губами, распределяя лингвистическую кашу во рту, будто пробовал новую и удивительную еду. Русский на вкус отличался от всех языков, которые он до сих пор поглощал: скользкий от многочисленных Ш и Щ, гортанный от буквы К и жидкий от всевозможных смягченных согласных. Он влиял даже на способ мышления. А грамматическую структуру в основном заботило, кто куда пошел, куда конкретно человек направлялся и рассчитывал ли он вернуться. Язык уточнял, передвигался ли некто пешком или на транспорте, и имелись глагольные приставки, устанавливающие, двигается ли некто вверх по чему-либо, сквозь или вокруг. Кроме того, здесь сразу же различались действия, совершаемые привычно (скажем, заглядывать в паб по вечерам) или единожды (пойти в тот же самый паб, но с конкретной целью). Подобная ясность могла оказаться весьма полезной человеку Даргерова рода занятий при составлении планов. Многие ситуации язык воспринимал безлично и пестрел всякими «необходимо, возможно, невозможно, запрещено». Однако это тоже могло пригодиться Даргеру, особенно учитывая его профессию и вопросы, связанные с совестью.»

Я была совершенно очарована. И все ждала, когда же встретится еще что-нибудь такое. Но больше ничего такого не было.

Вот. Теперь вы все знаете. А я хочу такой напиток для немецкого, который мне так и не удалось выучить.
Tags: чтение
Subscribe

  • Про цвета

    Читаю сейчас книгу про визуальное восприятие, и там, со ссылкой на Оливера Сакса, рассказывается о художнике, который утратил способность видеть…

  • Образование для образованных

    «Образование для образованных» Анатолия Левенчука является рабочей тетрадью автора с записями по subj. Если пытаться читать ее как…

  • ***

    Узнала из ленты - https://navlasov.livejournal.com/193979.html, что басни Крылова дети теперь читают в новой редакции — с исправленными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments