July 22nd, 2021

main

Taste

Дочитала Taste: Surprising Stories and Science About Why Food Tastes Good by Barb Stuckey. Много пролистывала, немножко смеялась. Автор так жалеет тех, кто в силу возраста не может есть чипсы (они жесткие и не всяким зубам по зубам), что я тоже было начала их жалеть. Хотя когда я последний раз ела чипсы?

А вот часть про природу вкуса мне понравилась. Вкус и правда ходит не один, а в плотной связке с запахом и текстурой. Убери из них что-то одно и вкуса не будет. Да еще и обоняние у нас существует в двух вариантах: мы чувствуем запах еды, которую еще не едим и уже едим.

Этим объясняется успех сюрстремминга, шведской тухлой селедки. Ее любители говорят, что когда сюрстремминг попадает в рот, он воспринимается всеми органами чувств как нежная селедка с луком и картошечкой. Тут у меня вопрос, даже два: почему сразу нельзя съесть нормальной селедки с картошкой и что делать с запахом, который одновременно снаружи и внутри. Ну ладно, шведам виднее.
Collapse )
main

Еще про Taste

А в самом начале этой книги есть безумная история про подсчет вкусовых сосочков на языке. Делается это с помощью синей краски. У кого больше сосочков, тот и лучший дегустатор. У нашего автора язык оказался поврежденным и местами лысым, но, к счастью, другие сосочки взяли функцию исчезнувших на себя. Ну как клетки мозга, они тоже так делают.

К чему все это было. Когда автор начала встречаться со своим бойфрендом, то с ужасом обнаружила, что он не разделяет ее страсти к пищевым экспериментам, а ест только мясо с картошкой. За это она его страшно презирала, пока не обнаружила, что он гораздо лучше нее определяет компоненты блюда. Например, однажды ей понравился соус, но она никак не могла понять, в чем фишка. Бойфренд попробовал и говорит, там цедра лимона. А она ему, да ладно. А он — давай спросим официанта. Спросили и точно. Лимонная цедра. Она такая, как так! Почему ты все лучше меня чувствуешь, кто позволил?

Они поехали тестироваться: мазать языки краской и считать сосочки. Оказалось, у него их больше, поэтому он чувствует вкус лучше. Только не ест ничего. А она со своим лысым языком и жаждой нового все ест и работает в пищевой индустрии.

Так в любящей паре каждый остался при своем.