September 19th, 2019

main

***

Портал Горький выложил развлекательный материал о Зализняке. Самая душераздирающая история идет первой — про то, как Зализняк поехал в деревню, встал вратарем на ворота, получил по голове и пролежал без сознания больше суток. А дальше все как мы любим: «И очнулся только через 36 часов. Когда спокойно уже вся деревня считала, что надо хоронить. Вот такая история. Ну, дальше что? Дальше: ‘‘Ну что, проснулся? Давай мы тебе грибов нажарим’’». А еще я там обнаружила фотографию Б.Ю. Городецкого. Б.Ю., к сожалению, не в фокусе, но все, кто со мной учился, его немедленно узнают. Б.Ю. не узнать невозможно.

https://gorky.media/context/gramotnaya-zhizn-10-faktov-iz-knigi-ob-andree-zaliznyake/
Tags:
main

Суффиксное

Помните, как все ругались на нашествие уменьшительных суффиксов? Платочек, коробочка, капельки? Я тут пересматривала материалы по русской коммуникативной семантике и обратила внимание на функцию диминутива. Так вот, его основная функция — обозначить, что нечто (то, которое с суффиксом) чем-то полезно или вредно для собеседника. А у нас в последние двадцать лет количество ситуаций, когда мы пытаемся что-то кому-то предложить, увеличилось во много раз. Ну вот и диминутив попер.

Я сегодня была на почте, и там огромный мужик вещал в телефон, одновременно упаковывая посылку: «А платежечку я вам сбросил. Денежки завтра должны». И звучало это совершенно нормально. Потому что так надо.
Read more...Collapse )
main

***

И еще про коммуникативную семантику. Я очень рада, что на ютубе появились лекции о ней. Несмотря на то, что мне никого не удалось заманить их посмотреть, сам факт их наличия уже убеждает людей, что устная речь устроена особым образом. Хотя мне так и не удается оправдать в репликах героев «ну» и «вот», потому что они по-прежнему считаются просторечиями. А они — нееееееет.
main

Следи за весами

Ну и раз я все равно сижу перед компьютером, расскажу про Джона Айзнера. Я хотела про него попозже написать, когда выложат видео, но, похоже, не дождусь. Расскажу так.

Недели две назад я была на встрече с Джоном Айзнером, директором нью-йоркского театрального центра Lark. Место это некоммерческое и направлено на защиту авторов от рынка и развитие разнообразных подходов к театру. Когда Айзнер открывал этот центр, американские театры по всей стране ставили одного Шекспира, а Айзнеру с товарищами хотелось это поменять. Ведь людям хочется и про себя посмотреть (diversity, да), а театр — всегда дело местное, так что это возможно.
Read more...Collapse )