September 3rd, 2017

Взрослые иллюзии

Почитала прекрасное от очередного методиста. Не заставляйте детей учиться, не морочьте им голову, приучайте к труду. Упс. Вот это последнее было внезапно. Из рекомендаций: пусть малыш помогает вам вынимать посуду из посудомоечной машины, а подросток работает в вашей компании. Тут я поняла, откуда у людей такие бело-розовые представления по подростковом трудоустройстве. Они читают эти статьи! И не читают трудовой кодекс. И не изъяли из своей головы представления о работе, оставшиеся от Советского Союза.

Как выглядит работа подростка в голове взрослого, укорененного в бюджетной или коммерческой конторе:

  • ребеночек идет в официальное место,

  • ему оформляют трудовую книжку или договор, жмут руку,

  • после этого заботливо обучают всем премудростям,

  • он работает на благо общества, производя какую-нибудь полезную штучку,

  • получает свои заработанные три копейки и приносит их домой маме, отдавая ей все на хозяйство,

  • все умиленные рыдают.

Разумеется, все спотыкаются уже на первом пункте, когда выясняется, что людей до 18 никуда не берут. Потому что трудовой кодекс. Там такие требования к найму несовершеннолетних, что никому на фиг это не надо. Это вообще наша национальная особенность: так все разрешить, чтобы по факту запретить.

Как реально выглядит работа у подростков, которые ее все-таки нашли:

Collapse )

Здрасссьте, УПК!




Не успела я написать про проблемы с трудоустройством подростков, как на меня вынесло статью про нашего министра образования. Оказывается, у нас собираются возродить учебные профкомбинаты. Мама дорогая, какое счастье, что мой ребенок уже школу закончил. За что же нам все это? А я думаю, откуда эта шарманка о приучении к труду? А вот откуда.

Про приучение к труду. Я считаю, что более ахинейской концепции трудно придумать. Что вообще такое труд? Это деятельность, которая вызвана или текущей непосредственной необходимостью, например, квартира грязная, надо убрать, или более сложной необходимостью, например, надо купить еды, а для этого добыть денег. Соответственно труд бывает двух видов: пойти сделать что-то полезное для себя, близких или просто хороших людей бесплатно, либо сделать нечто полезное за деньги для себя. Если необходимость высасывают из пальца, чтобы создать условия для приложения ненужных усилий, это не труд. Это профанация. Поэтому послать ребенка на производственный комбинат, чтобы он там поделал непонятно что непонятно зачем — это ровно такая профанация. Что денег там не дадут заработать — к гадалке не ходи. А близким эта работа тем более не нужна.

В мое время эти УПК, которые должны были приучить детей к труду, делились на два типа: чистая профанация (в которой работала я) и кружки по интересам. Вот вторые были ничего. Там учили печатать на пишущей машинке, готовить, водить грузовик, и это было довольно прикольно. Некоторые из моих друзей даже чему-то там научились. Но использовать эти навыки им помог бардак 90-х, когда вообще не смотрели, кто, что и где. Сейчас в зарегулированном насмерть пространстве УПК даст пустую бестолковую корочку. А школы будут соревноваться в лютости — кому позволят освободить своих учеников от УПК, а кому нет. Будет как с формой. Кому-то удастся отбиться, а кто-то будет вынужден подчиниться.

Та производственная профанация, правда, имела некоторые забавные последствия. Она проходила на комбинатах, укомплектованных устаревшей техникой и в диких условиях, и давала хорошее представление о рабочих профессиях. Никто после этого быть рабочим не хотел. Если это было целью, то демонстрация была отличная.

Collapse )