February 27th, 2015

wolf

Продолжается публикация мемуаров

На фотографии – Ирина Викторовна на практике. С нивелиром в руках. На обороте ее подруга оставила шуточную надпись: «СУ-2. Десятник товарищ Попович за исполнением служебных обязанностей. Работала на потоке мастером каменных работ. Сим удостоверяю 20/VII-49. Нонна Сучкова. На сем фотоснимке изображена т. Попович во время нивелировки приусадебного участка во время обеденного перерыва.»

irina viktorovna s nivelirom

Выкладываю фрагмент 17 главы. Все остальное живет по ссылке на прозе.ру: www.
proza.ru/avtor/popovich1

ДРУЗЬЯ

Наши студенческие перемещения по Москве были, по выражению нашего старшего товарища:
«Дурной собаке семь верст не крюк».

Я попала на Арбат и познакомилась со всей семьей Люды: с ее роскошной мамой, тихим папой и младшей сестренкой Таней. Мама Люды, Людмила Михайловна, первым браком была замужем за пожилым греком, который ее безумно любил. В память о нем осталась только фамилия Люды, куда он пропал, никогда не говорили. Второй муж мамы Люды, Ковалевский, был хорошо образован и неплохо устроен на работе. Его отец когда-то был священником в Елоховской церкви, от него у них осталась большая квартира на Старой Басманной улице. Отец давно умер. Теперь им принадлежала только одна комната в этой квартире. В этой комнате никто не жил, вся семья жила в огромной коммуналке на Арбате. Объединить две этих жилплощади было почему-то нельзя: никто тогда не менялся и не съезжался. Однажды Люда мне показала ту комнату на Старой Басманной. Это была большая светлая комната с окнами, выходящими на улицу. Хорошо было бы пожить отдельно от родственников, но в тот момент это было невозможно.

В квартире на Арбате, где они жили, в середине коридора была ванная комната, которую по ночам занимал их сосед. Он укладывал на ванну настил из досок и поводил ночь в общей ванной. Днем этот настил стоял в коридоре. Такая жизнь у него возникла в момент, когда его сын привез с фронта жену. И ночью в комнате стало невозможно разместиться всем домочадцам.

Еще мы посетили церковь. Наш институт был рядом с ней, и мы во время лекций слышали звон во время богослужений. Когда мы вошли в храм, мы буквально утонули в огромном объеме и множестве ярких украшений, иконы были в окладах. Полотенца, искусственные цветы. Это был Богоявленский патриарший собор в Елохове. Так я впервые попала в действующую церковь. На праздники в храм стекались тучи народа. На Пасху при посещении вечерней службы, было столько людей, что выйти из храма  можно было только утром. Наши иногородние девочки провели в церкви всю ночь. Экзамены у нас продолжались до начала июня, до Троицы.

Говорили:

«Кому Троица, кому «двоица».
Collapse )