main

Logos Review of Books - 2

Вышел второй номер Logos Review of Books, а у меня все еще нет ни виски, ни камина, чтобы организовать ему достойное сопровождение.

Второй Логос так же прекрасен, как и первый. Пока я успела прочесть феерическую заметку Антона Тарасюка о языке социального активизма, где рассказывается о главном секрете успеха — правильной отстройке от конкурентов. Именно так появляется оппозиция псевдолутеров против настоящих лутеров и хороших лутеров против плохих мародеров. Каждому социальному активисту надо такое уметь.
Collapse )
main

Greyhound

Greyhound — военная драма про борьбу с подводными лодками — мне понравился. И фильм, и книга. Я пошла его смотреть после отзыва френда (https://richteur.livejournal.com/457103.html), который написал, что его хвалят и просто зрители, и настоящие моряки. Мне повезло меньше: я видела и отрицательные отзывы. Но только после просмотра поняла, насколько они безумны.

При этом весь фильм — все-таки не морское пособие. Хотя корабельный контекст там настолько мощный, что мне пришлось его смотреть с русскими субтитрами. Она довольно однообразна — Captain has the conn// Aye, aye, sir// Dicky, cover the right flank// We have the target bearing 087 — но все равно по началу сводит с ума. Но в первую очередь этот фильм — личная драма человека, который впервые принимает участие в боевых действиях, да еще и в роли командира эскорта конвоя. Именно он отвечает за общую безопасность. И задача эта по масштабу невероятна. Потому что конвой — это вовсе не аккуратная очередь из кораблей, как я себе представляла, а огромный прямоугольник площадью в 30 квадратных миль, внутри которого корабли построены в ряды. И этот прямоугольник идет сложным зигзагом, чтобы его не так легко было обнаружить противнику. Охранных кораблей всего четыре, а подводных лодок гораздо больше.
Collapse )
main

Фактологичность

«Фактологичность» Ханса Ролинга — просто суперпревосходная книга, потому что она про мое любимое: все не то, чем кажется. Ключевая концепция у него — мир лучше, чем мы думаем, но люди все равно дураки. Дураки мы потому, что любим сладкое, драму и быстрые решения, и от этого все на свете делим на две части.

Начинается книга с того, что вместо привычного деления стран на развитые и развивающиеся появляется деление по уровню жизни на четыре типа. И тут же выясняется, что большая часть людей живет посередине. Большие богатые города находятся в основном на четвертом уровне, потому что у них есть горячая и холодная вода, отопление, зарплата, холодильник (а значит, разнообразная еда), медицина, образование и досуг. Но четвертый уровень настолько не представляет, как живут другие, что регулярно ошибается то в ту, то в другую сторону. То он думает, что в мире никого не вакцинируют, женщины не получают образование, да и электричества ни у кого нет, то в больнице сует ноги в двери лифта, не ожидая, что там нет страховочного датчика. Лифт, естественно, пытается отгрызть такому человеку ногу.
Collapse )
main

Хроники семьи Казалет - 5

Дочитала пятый и последний том «Хроник семьи Казалет». Хороший. Любимым он у меня не будет, любимым останется третий. Пятый том, тем не менее, необычайно актуален, поскольку все события разворачиваются на фоне экономической катастрофы семьи.

А катастрофа знатная. Три брата планомерно доводят свой семейный бизнес до банкротства. Делается это так же, как и сейчас: люди придумывают себе принципы и не отслеживают, куда они приводят. Например, еще отец-основатель им повелел, что руководить подразделениями может только Казалет. Т.е. кровный родственник. Как будто это гарантирует, что он не идиот. Разумеется, идиотизм накапливается, пока все не улетает в пропасть.
Collapse )
main

Психогеография

«Психография» Мерлина Каверли — так себе книга, у нее очень неправильный размер. Автор хотел кратко охватить феномен, не утопая в деталях, но в результате непонятно что охватил. Зато какой там эпиграф! Его совершенно достаточно для понимания концепции, и я даже думаю, что эту практику надо будет как-нибудь осуществить. Нужно будет только определиться с размером карты, на которую ставить стакан. Вот сам эпиграф:
Collapse )
main

***

Дело было в Восточном Туркестане. Однажды молодая женщина послала своему возлюбленному письмо в предметах: горсточку чая, травинку, красный плод, уголек, цветок, кусочек сахара, камешек, перо сокола и орех. Это значило «Я не могу больше пить чай, я пожелтела без тебя, как травинка, я краснею, когда думаю о тебе, мое сердце жжет, как уголь, ты прекрасен словно цветок, и сладок, словно сахар, неужели твое сердце из камня? Я бы прилетела к тебе, если бы у меня были крылья, я принадлежу тебе, как орешек в твоей руке».

Невероятно красиво. Надеюсь, адресат был сначала тренирован на вещах попроще.
main

Недостатки фотоловушек

Дочь вернулась из заповедника и рассказывает: у заповедника есть фотоловушки. Они срабатывают на движение, как, собственно, и должны. Благодаря им выяснили, что в заповеднике не три волка, а тринадцать. Любящих ходить след в след. Так вот. Если начинается сильный ветер, то это значит, что на следующий день все карты памяти в ловушках надо менять, потому что они начинают как бешеные фотографировать движение ветвей. И забивают карты за день вместо месяца. Сделать с этим ничего нельзя.
main

Ладога, июль 2020

На Ладоге все так же холодно, непредсказуемо и прекрасно.

В этот раз мы забрались на остров, откуда в случае шторма не смогли бы выбраться, пока он не утихнет. Но шторма не случилось.
Collapse )
main

Instagram: Visual Social Media Cultures

Instagram by Leaver, Highfield and Abidin — хороший обзор всего, что происходило с и вокруг Инстаграма с момента его основания. Откровений там нет, а для тех, кто присутствует в этой сети хотя бы лет пять, нового будет совсем мало, но сильная сторона книги не в анекдотах. Она хороша полнотой обзора и интересными акцентами. Авторы — антропологи, и в первую очередь их интересует человеческая и эстетическая часть, а техническая — только во вторую.

Первая часть рассказывает об основании сети, о ее многочисленных конкурентах, о принудительной покупке Фейсбуком, о мутациях бизнес-модели и об изгнании основателей два года назад.

Далее авторы переходят к анализу эстетики Инстаграма — да, Инстаграм с самого начала продвигал ретро. Собственно сама иконка сети отсылает к поляроиду. И до определенной степени это удалось.

Отдельный блок посвящен коммерциализации Инстаграма и о некоторых странных последствиях этого процесса. Объясняется, например, откуда взялась у инфлюенсеров привычка фотографировать свое лицо крупно рядом с продуктом. Когда весь кадр занимает физиономия и шампунь. Это, оказывается, мера против воровства контента. Если клиент дает задание на продвижение нескольким инфлюенсерам, они пытаются сэкономить на съемке и перехватить удачные фотографии у того, кто снял первым. Но тут ничего не получится, иначе придется забирать пэкшот вместе с чужим лицом, а этого никак нельзя.
Collapse )
main

Ход королевы

Роман «Ход королевы» Тевиса Уолтера оказался потрясающим. Обычно я такие книги читаю за вечер, но тут это оказалось совершенно невозможным. Его слишком много на минуту чтения. И мне пришлось разделить его на два.

История начинается в Кентукки в 50-х. Восьмилетняя Бет Хармон остается сиротой и попадает в приют. Воспитание в приюте включает в себя не только Закон Божий, но и транквилизаторы, которые надолго становятся частью жизни Бет. В том же приюте открывается и ее талант к шахматам.
Collapse )