Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Прочитала недавно сборник баек нобелевского лауреата Ричарда Фейнмана. Мемуарами эту книгу называть не хочется, потому что она развеселая, и научного пафоса в ней нет ни грамма.

Самое в ней, пожалуй, главное, что автор жил как хотел. Его нобелевская премия – всего лишь малозначительный эпизод в повествовании. Мне кажется, он упомянул о ней исключительно в связи с тем способом, которым он запланировал ее получать:

«Мне рассказали, что в Швеции установлено следующее правило: получив премию, вы должны отойти от короля, не поворачиваясь к нему спиной. То есть вы спускаетесь к нему по каким-то ступенькам, принимаете премию, а затем пятитесь по тем же ступенькам вверх. И я сказал себе: «Ладно, я вам устрою!» - и начала упражняться в умении прыжками спиной вперед забираться вверх по лестнице, дабы показать всем нелепость этой традиции».

Упертый он был необычайно. Сказал одному государственному заведению, что не поставит более двенадцати подписей и не поставил, когда замаячила тринадцатая. Это стоило ему гонорара за лекцию, но его это, кажется, не расстроило.

Он участвовал в создании атомной бомбы, получал патенты, преподавал в Бразилии, для чего пришлось выучить португальский, играл на барабанах и беспрерывно шутил. Мне страшно себе представить, что бы с ним было, если бы он провернул бы какую-нибудь из своих штук в это же время в нашей стране. В лучшем случае, его бы не расстреляли. Так что с местом рождения ему, определенно, повезло. Вот, например, он в какой-то момент увлекся вскрытием сейфов с цифровым кодом, и у него это неплохо получалось. Представляете себе состояние генерала, которому за две минуты открыли его сейф. А нечего держать сейф открытым при посторонних, чтобы каждый мог подсмотреть код на внутренней части дверцы.

Глава про то, как Фейнман редактировал американские учебники, особенно доставляет. Оказывается, после того, как мы полетели в космос быстрее американцев, они срочно начали переделывать всю систему образования, чтобы нас догнать. Учебники, которые у них в спешке получились, были полной фигней. Вот, что пишет Фейнман:

«Работа получилась далеко не маленькая [всего на рецензирование ему прислали 140 кг книг], отнимавшая у меня едва ли не все время. Жена говорит, что жила словно на вулкане. Некоторое время в доме стояла тишина, а потом – ШАРААААААААААХ!» - на первом этаже начиналось извержение.

Дело в том, что учебники эти ни к черту не годились. Многое в них было переврано. Писались они явно впопыхах. Попытки соблюсти какую-то строгость в них присутствовали, однако используемые примеры были почти хорошими, но неизменно содержали некоторые неприметные огрехи. Да и определения особой точностью не отличались. Во всем присутствовала некоторая двусмысленность – авторам учебников не хватало ума, чтобы понять, что значит «строгое» определение. Они пытались учить тому, чего и сами толком не понимали и что для ребенка являлось, по сути дела, бесполезным.»

Что-то это напоминает, да? Осталось выяснить, откуда берутся наши учебники. Может, мы перевели те самые, которые забраковал Фейнман?

Но такого грустного в книге мало. В основном, там шикарные истории. Заголовком книги, кстати, является фраза из случая, когда Фейнман украл дверь. И, конечно, я соглашусь с автором в его оценке рыбы. Лучшая – в Японии. Там ее и надо есть.
Tags: non-fiction, образование, чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments