Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

"В поисках любви" Митфорд

Увидела рецензию на эту книгу http://ulsa.livejournal.com/786865.html и немедленно выпил.

Как о художественном произведении о ней говорить совершенно не интересно, потому что это английский роман моего любимого типа, где чай пьют в режиме реального времени. Что вы, спрашивается, об этом не знаете? Но в данном случае это не нужно, потому что книга фактически документальная, биография литературной героини сложена из приключений реальных сестер Митфорд, каждая из которых буквально реализовала девиз "жизнь - это и есть твой главный проект".  Т.е. сестры отожгли. И как будто написали несколько возможных вариантов современных женских биографий, пропустив только вариант с CEO. Единственное, что отличается - все-таки без образования сейчас не обойдешься, надо учиться. Причем подозреваю, что даже самые недостоверные сюжетные повороты имеют реальную основу, и еще неизвестно, не были ли они сглажены для достоверности.

Все остальное - ярчайшая иллюстрация к тому, что расширение возможностей неизбежно влечет за собой большие риски, которых в исходном уравнении не было. Все, что говорили девочке раньше, можно смело выбросить на помойку. Половину из того, что говорят сейчас - тоже, только надо решить какую. Нет, отказаться нельзя. Единственное, от чего нельзя уйти, это от ограничений, которые накладывает тело, и заранее невозможно сказать, по какой линии они пройдут. Собственно именно они и образуют ту самую женскую судьбу, которая отличается от профессиональной и социальной, но прилагается к первым двум автоматически.

Очень порадовали два эпизода.Первый - с испанскими детьми. Героине, работающей в лагере для беженцев, нужно сформировать списки для посадки на корабль так, чтобы семьи с маленькими детьми получили лучшие каюты. Но ни в каких бумагах не фигурирует год рождения детей. Оказывается, выход есть. Нужно ориентироваться на имена. До войны детям давали имена в честь святых или в честь эпизодов из жизни Святой Девы - Пурификасьон, Консепсьон, Консаласьон. А детей, родившихся в Гражданскую, стали называть Карлосами в честь Маркса, Федериками в честь Энгельса или по следам какого-нибудь лозунга, например, Солидаридад. Эти дети и будут самыми младшими. По-моему, гениально.

А второй - с Хуаном, которого привезла с собой одна из героинь, когда спасалась от фашистов. Дело происходит в английской глубинке, дом набит родственниками, денег нет, продукты по карточкам, прислуга готовит отвратительно, глава семьи не дает стрелять дичь, чтобы встретить фашистов во всеоружии, а Хуан слоняется по дому, ест в три горла и всем мешает. Выгнать его невозможно, у героини к нему нежные чувства, и вообще он ее спас. Но в какой-то момент героиня уезжает на неделю из поместья, и самому умному члену семьи поручают разобраться с проблемой и выдворить Хуана, либо пристроить его к делу. Всё осложняется тем, что для этого нужно быстренько выучить испанский, поскольку Хуан ни на чем больше не говорит. Умный член семьи садится за словари, выучивает сколько-то слов, запирается с Хуаном в комнате. Через пять минут они выходят просветленные. Оказывается, Хуан - профессиональный повар, и до бегства из Европы работал у кардинала. Все спасены. Хуан берет на себя не только готовку, но и черный рынок, и охоту на дичь из рогатки. Все счастливы.

Почему-то я уверена, что оба эпизода совершенно реальны.
Tags: чтение, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments