Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Это было навсегда, пока не кончилось

Прочитала “Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение” А.Юрчака про лингвистическое самоубийство советской власти. Это очень хорошая книга и очень серьезное исследование, которое совершенно зря критикуют за то, что автор практически не затрагивает экономические и политические вопросы. Ну да, там этого нет, потому что оно про язык и культуру.

Автор рассматривает всю историю позднего социализма как двухслойную реальность: в верхнем слое жил идеологический, прибитый гвоздями язык, а в нижнем – все остальное. Причем пропасть между слоями все росла и росла, пока символическая структура не перестала полностью соотноситься с реальностью. Тут все и рухнуло.

В целом история выглядит так. Был Сталин, которому не лень было лично генерировать идеи и формулировки. Он правил все важные тексты, включая историю гражданской войны и государственный гимн. Например, слова «волей народной» были заменены на слова «волей народов», чтобы не вызывать ассоциаций с террористической организацией «Народная воля». В этот момент понимаешь, каким крепким человеком был Сергей Михалков: Сталин в клиентах – задача не для слабонервных. Вот сколько раз вас хотели расстрелять за пэкшот? Наверняка не раз, но возможностей-то не было.

Сталин и занимал позицию внешней фигуры по отношению ко всем идеологическим высказываниям, т.е. был единственным, кто мог влиять на их смысл. После его смерти все с облегчением выдохнули и заколотили лавку. Внешней фигуры больше не было. Весь наработанный идеологический материал ресайклился до бесконечности. Так, у Суслова стояла картотека с цитатами из Ленина, которые втыкались в контекст при минимальном попадании в него. Это была общая линия, которая предписывала ничего нового не искать, а только придерживаться того, что было.

Как за сорок лет никто не сообразил, что так нельзя вести себя – непонятно. Количество косяков в коммуникации зашкаливало. В речах Черненко  (это последний перед Горбачевым генсек, если кто пропустил) одни и те же действия подавались и как способ преодоления из недостатков, и как их причина. Чистый уроборос. В более ранний период происходили еще более удивительные вещи. В 1961 году Хрущев разнес творчество Пикассо за буржуазный антиреализм и идиотизм, а год спустя Политбюро наградило того же художника Ленинской премией мира за выдающийся интернационализм его творчества.

Народ, глядя на все это, быстро выключился из идеологической реальности, занялся своими делами и перешел в позицию «вненаходимости». Вненаходимость – это положение ни за и ни против по отношению к власти. Мне кажется описание этого феномена необычайно ценным, поскольку оно очень точно характеризует нашу ситуацию. И похоже, что эта вненаходимость – свойство не только позднего советского периода, но и многих других. Если посмотреть на работы последователей Кордонского, то можно увидеть, что эта самая вненаходимость но уже в экономическом контексте чудесно реализуется здесь и сейчас. Т.е. мы это умеем, и при любой непонятной ситуации сваливаемся именно туда.

Помимо анализа идеологического дискурса в книге присутствует масса личных историй и фактического материала. От некоторых мне было тихо нехорошо. Например, там была история о девочке Маше из Калининграда, которая самостоятельно выработала для себя принципы Высшей партийной школы, и улучшала с их помощью свои речи. Ааааа! Какой ужас! Я представляю себе этого человека: сидит и вскрывает коммуникативный модуль партии из любви к искусству. Я бы лучше янтарь собирала, честное слово. А список запрещенных рок-групп, спущенный во все комсомольские организации, уже я хорошо помню. Наши школьно-комсомольские боссы тогда собирались отменить все дискотеки навсегда, потому что ставить после этого списка там было бы нечего. У меня тогда чуть сердце не разбилось – я только у родителей выпросила новую юбку и собиралась блистать. Но все обошлось, поскольку боссы сообразили, что никто из администрации все равно не сможет соотнести позиции списка с реальными композициями. Так что дискотеки прошли согласно плану -  Scorpions, Pink Floyd и все прочее, что нам нравилось.

Книга не очень давно переведена на русский, на Западе она известна куда лучше. Гипернормальность, вненаходимость и другие вещи регулярно упоминаются и в исследованиях, уже не имеющих отношения к советскому периоду.

Вот некоторые публикации, так или иначе связанные с книгой Юрчака:

http://magazines.russ.ru/nz/2007/2/ur7.html
http://istorex.ru/page/golubev_av_v_poiskakh_vnenakhodimosti__rets_yurchak_a_eto_bilo_navsegda_poka_ne_konchilos_poslednee_sovetskoe_pokolenie_m_nlo_2014_664_s
http://magazines.russ.ru/nlo/2010/101/ke12-pr.html
http://www.bbc.com/russian/features-37840025

Update: и еще одна очень хорошая http://ivanov-petrov.livejournal.com/1910747.html

Книга большая, серьезная, поэтому если у вас есть камин, три-четыре вечера и интерес к вопросу, я определенно рекомендую.
Tags: чтение, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments