Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Сквозь зеркало языка

С этой современной схемой продвижения невозможно понять, о чем на самом деле книга. Вот “Сквозь зеркало языка. Почему на других языках мир выглядит иначе” Дойчера. Сразу скажу, что она мне понравилась, несмотря на то, что она не о том, что заявлено в заголовке и написано в промотекстах.

Во-первых, она не объясняет, почему на других языках мир выглядит иначе. Нипочему. Вот такой он, язык. Во-вторых, автору не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть тезис о том, что язык влияет на мышление. Хотя может быть, он и не собирался, но в начале книги некое намерение проскальзывало. Я думаю, что это и хорошо, потому что доказательств ни для того, ни для другого недостаточно. Ясно только, что все непросто. Но это нам и так было понятно. Из общих заявлений мне безумно понравилась мысль о том, что язык всего лишь стремится отразить действительность, и все время опаздывает. Нет, ну а как вы хотели? Мы уже 15 лет обсуждаем, хорошо ли что кофе получил/о двойной род, а это такая мелочь на фоне всего, что еще нужно докрутить.

Фактически книга представляет собой набор интересных кейсов. Самый лучший и самый большой – про цвет.

В нем разбираются общие для всех древних текстов странности с обозначением цвета. Лидирует, естественно, Гомер со своим зеленым медом и фиолетовыми овцами. И это можно было бы списать на слепоту Гомера, или незрячий коллектив авторов, но точно такие же вещи встречаются и в других древних текстах. Исследователи очень долго с этим бились. В числе прочего была гипотеза, что зрение у человека развивалось постепенно, и что древние люди цветов не различали. Причем в какой-то момент белый человек вырвался вперед, он у нас вообще вечный лидер, потому что в момент, когда в английских текстах с цветом было уже все в порядке, у ряда папуасских племен все цвета еще делились на три группы. Первый же внятно поставленный эксперимент, где папуасам было предложено совместить многочисленные пластинки одного цвета с клубочками такого же, показал, что папуасы все прекрасно видят, только слов для обозначения этих цветов у них нет. И что же получается? Получается, что язык начинает видеть цвет, когда люди решают что-то красить. Потому что именно в этот момент обозначение цвета становится важным. Если ничего красить не надо, то какая разница, фиолетовые у вас овцы или еще какие.

Второй мой любимый кейс рассказывает про племя кууку йимитирр, у которого полностью отсутствует эгоцентрическая система координат. Это значит, что на этом языке невозможно сказать, справа или слева от человека находится предмет. А нужно ориентироваться за географические координаты – север, юг, запад, восток. Эта система чудесно бы работала, если бы у каждого в голове был встроенный компас. Но она дает чудовищные сбои, если человек уехал куда-то и по дороге потерял связь с направлениями. И еще очень смешная ситуация возникает с телевизором. Если носителям языка показать по телевизору фильм и попросить пересказать движения персонажей, то ответы будут зависеть от того, куда был направлен экран. Если телевизор стоял экраном на север, а человек в экране приближался, то люди говорили, что герой фильма «приходил на север». Тот же самый герой в телевизоре с экраном на юг, приходил бы на юг. Вот такое удивительное племя.

И еще там есть всякие любимые лингвистами штуки, например, знаменитое стихотворение Гете с влюбленными деревьями, которое во всех переводах теряло нужные рода и т.д.

В общем, про цвет и кууку йимитирр действительно интересно. А про критику Сепира-Уорфа – нет.
Tags: чтение, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments