Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Мастерская по Чернышевскому

Для меня было большой загадкой, когда мы проходили “Что делать?”, почему современники так возбуждались от чтения этого романа. Ленина он вообще всего перепахал. Нет, Ленин меня не очень беспокоил, я к тому времени уже привыкла пропускать мимо ушей и его, и памятки комсомольцу, и прочие приметы времени, но все-таки было непонятно, что же они там увидели.

И тут на скепсис.нет я прочла великую статью Елизаветы Николаевны Водовозовой, написанную еще тогда, и до меня дошло, что был вообще не роман. Это настоящий self-help book для интеллигента XIX века. Разумеется, я не могла этого понять в 1985 году. Я тогда еще ни одной такой книги не видела и опознать жанр не могла. Конечно, они там все сошли с ума. Это же «Монах, который продал свой Феррари», «Никогда не ешь в одиночестве» и Zen habits в одном флаконе. Прямо модель для сборки. Они и принялись ее собирать.

В статье есть два ярких примера применения книги на практике. Оба душераздирающие. Один про семейную жизнь, а второй про организацию швейной мастерской, его я и выложу здесь. Я просто рыдала. Это классический пример того, что если за что-то берешься, что требует не только твоих, но и чужих ресурсов, то нужно обязательно включить  голову. А также купить калькулятор счеты или хотя бы карандаш с бумагой. Вообще голову в принципе не стоит выключать, но в этом случае особенно.

Вот, что у них вышло:

«Усевшись за стол, собравшиеся раскрыли роман в том месте, где было описание швейной мастерской, и начали подробно обсуждать, как её устроить. В конце концов решено было нанять отдельную квартиру, но среди присутствующих не оказалось ни одной, которая могла бы ссудить необходимую сумму. Тогда условились нанять меблированную комнату рублей в двадцать пять. И тут же стали собирать деньги на новое предприятие, но так как и это не вполне удалось, то пришлось привлечь к пожертвованию и остальных знакомых.

...Распорядительницею мастерской пришлось назначить М., девушку лет двадцати двух, единственную из всей компании обучавшуюся кройке в продолжение нескольких недель. Но дамы благоразумно рассудили, что, вследствие недолгой подготовки к этому делу, для неё еще опасно выступать в качестве закройщицы, и на такое амплуа наняли специалистку. М. должна была присматривать за пятью портнихами и за всем порядком в мастерской, а когда присмотрится к кройке, обязана была кроить более простые платья.

Потому ли, что молодая хозяйка-распорядительница не умела импонировать своим служащим, не хотела и не могла обращаться с ними с бесцеремонной грубостью заправских хозяек, оттого ли, что, кроме неё, в мастерской постоянно путались дамы – участницы нового предприятия, бедно одетые и простые в обращении, как бы то ни было, но портнихи начали обращаться со своею распорядительницею чересчур фамильярно и недоверчиво, то и дело спрашивали её, получат ли они свое жалованье вовремя. Бедную М. это приводило в отчаяние: она созвала экстренное собрание всех устроительниц мастерской, описала им свое незавидное положение и просила совета, как ей держаться с портнихами, чтобы возбудить к себе больше доверия. Присутствующие посоветовали ей объяснить швеям, на каких основаниях устроилась мастерская, и выяснить им, какая выгода для них получится впоследствии, а также указать на то, что в конце месяца кроме жалованья между ними будет поделена и вся прибыль. Это окончательно подорвало её авторитет хозяйки-распорядительницы, и портнихи в ответ со смехом закричали ей: «Отдайте нам только жалованье, а прибыль оставьте себе!..» За несколько дней до конца первого месяца закройщица и одна из лучших портних заявили, что они уходят. Оказалось, что, за вычетом суммы на покупку приклада, а также на покупку материи одного платья, испорченного самою хозяйкою-распорядительницею, валовой доход новой мастерской за первый месяц как раз представлял только сумму, необходимую на уплату месячного жалованья одной закройщице, а чтобы рассчитаться с остальными швеями, пришлось снова прибегать к сбору денег и наслышаться множества грубостей со стороны портних. Итак, наша первая мастерская закрылась, не успевши расцвесть.»

При всем при этом автор описывает влияние книги на общество как положительное. Нет, я не пойду перечитывать «Что делать?» по этому поводу, но забавно было через столько лет понять, что это было.
 
Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments