Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Моя первая работа

Вдогонку первому мая, который, как известно, день труда, моя подруга и коллега вспоминала свою первую работу, которая у меня была уже третьей, и у меня даже нашлась фотография оттуда.

А вот моя первая работа была классическая американская: в ресторане, если точнее – в кейтеринге. Дело было в Америке, так что это было вполне естественно. Я именно ее считаю первой работой, а не подработку оператором ЭВМ, которая зафиксирована у меня в трудовой книжке, потому что именно там я стала получать реальные деньги. 500 долларов в месяц - и это где-то за 20 часов в неделю! - тогда были немыслимой для меня суммой, я даже что-то сумела скопить и домой привезти.

Работа была великолепная. Уровень хаоса примерно такой же, как в рекламе, только всегда было, что съесть. Как меня туда взяли, непонятно, потому что первые полтора месяца у меня был сплошной культурный шок, я даже дрессинги один от другого не отличала – это то, что каждый американец с детства знает. Куда ни придешь, официант тебя тут же спрашивает, с чем тебе салат подать: Ranch, Blue Cheese, Thousand Island, Italian. Из этой фразы первые 2 недели я могла опознать только Blue Cheese.

Все это мне дико нравилось. Мы считались элитным подразделением, нас выпускали обслуживать самые разные мероприятия, половина из них была за пределами кампуса. В общем-то мы были скорее грузчиками, чем официантами, потому что в наши задачи входило взять бланк заказа, забрать указанную еду из кухни, упаковать в грузовик столы и посуду, одеть себя в черно-белый наряд с фартуком, залезть в грузовик, приехать на место, разгрузить, накрыть, постоять столбом рядом, потом все собрать, привезти назад, посуду помыть. Ни одно мероприятие не повторялось, поэтому морально подготовиться было нельзя. Каждый раз как первый. Изредка обслуживали гостей - в доме президента нашего университета его жена требовала, чтобы мы подавали тарелки с салатом помидорами на восток.

Вот наш dream team. Наша начальница Кэрролл, супервайзер Джо, а на первом плане Майк, такой же рядовой, как и я. Здесь не хватает только второго супервайзера Джейсона, ну и меня, потому что я снимаю, но из экономии нас никогда не выпускали на мероприятия в полном составе, если не было заявлено более 150 гостей.



Кэрролл была отличная тетка и шикарно готовила. Все салаты на важные мероприятия всегда делала своими руками. Помню, как она как-то на моих глазах в считанные минуты порезала штук 50 яиц, меня это тогда потрясло. Незнакомые рецепты тоже брала на себя, чтобы не вводить в стресс поваров – мы с ней борщ для русского мероприятия разбирали по книге рецептов, там было столько ингредиентов, сколько я в жизни в борще не видела. Включая брюкву, которую я ни разу не ела до сих пор. Кэрролл сама отредактировала рецепт, убрав оттуда все, что ей показалось подозрительным.  Нас было не принято кормить перед выездом на заказ, но тогда мне дали этот борщ попробовать как носителю истинного знания. Борщ был прекрасен.

Заказ с грилем - который на фотографии - был полной катастрофой. Планировалось, что гости будут фланировать по саду, подходить к нам, а мы - жарить мясо специально для каждого, как кому нравится. Но пошел дождь. В Калифорнии! Дождь! Никто поверить не мог. Гостей-то запихнули в дом. Но гриль был уличным, его и не денешь никуда. Мы пристроились под скатом крыши гаража. Мясо пришлось всем одинаково пожарить, потому что когда 100 человек бродят по дому, не вспомнишь никогда, кто какое мясо просил. А пускать их грилю было негламурно, потому что ход к нему лежал через гараж. Но как-то покормили их, в Москве бы сейчас за такой сервис в асфальт закатали, а там ничего. Мы у этой клиентки все равно никогда чаевых не получали, так что, с этой точки зрения, все прошло как всегда. Правда, приключения наши на этом не кончились.

На обратном пути у нас сломался замок, который закрывал кузов грузовика, там сзади была такая штука типа рольставни, и она стала отползать наверх, а наша посуда пытаться высыпаться на дорогу. Мы, конечно, поленились съезжать с фривея, останавливаться там нельзя, так и доехали: я из кабины перелезла в кузов и отпихивала посуду от края, пытаясь одновременно закрыть кузов. Ничего не потеряли. Джо ехал за грузовиком в своей машине и все это время орал на нас сквозь лобовое стекло.  Вообще людьми руководить трудно, это я тогда поняла. Потому что инициативу они проявляют крайне не по делу.

Этот Майк, который тогда вел грузовик, однажды героически тушил пожар, когда девочки из ресторана в ужасе разбежались. Ресторан был соседним подразделением, мы все время выезжали куда-то, а они работали в одном и том же зале. Кухня и посуда у нас с ними были общие. И у них, и у нас использовались одни и те же burners – банки с сухим горючим, которое становилось жидким, когда горело – и их ставили под блюда на водяной бане, чтобы они не остывали. Да вы видели такие штуки сто раз, я, кстати, до сих пор не знаю, как они по-русски называются. И почему-то их надо было уже в горящем виде засовывать в эту пищевую инсталляцию, когда блюдо стояло уже внутри водяной бани. Ну т.е. очень неудобно, и довольно опасно. И вот у девчонок такая штука перевернулась и разлилась огнем по столу. Можно было бы мгновенно потушить, но там было еще одно отягчающее обстоятельство: наше руководство очень любило сухие цветы в корзинках. О, как они горели! В общем, там образовался нормальный огненный стол, девчонки с визгом побежали в разные стороны, а Майк был в соседней комнате: посуду на наш очередной заказ собирал. Он примчался, снес эти цветы со стола, растоптал их ногами, а остальное добил чистой скатертью. А тут и я подошла – мусор вынести. Ущерб был минимальным: две скатерти и три подгоревших цветка. Но нашему руководству эта икебана была так дорога, что нам разрешили выбросить только один, а двум другим мы сделали креативные стрижки и ставили потом лысой частью к стене.

Здесь можно лицезреть наши грузовики - большой бензиновый и маленький электрический - и еще не обгоревшие цветы.



Я там научилась водить электрокарт – маленький грузовичок, на котором мы разъезжали по кампусу, потому что кампус был довольно большой: из конца в конец пешком 20 минут, с тарелками не набегаешься. А светски-пищевая жизнь там проходила постоянно: то на литературные чтения кофе с плюшками закажут, то в первый день семестра книжный магазин просит горячий пунш перед входом поставить: люди за два часа до открытия очередь занимали, чтобы добыть уцененные учебники, то еще что-нибудь. Все это опять же не без эксцессов. Я как-то неудачно сдала назад и застряла в кусте сирени. А дело было к вечеру, батарея у карта была подсажена, так что выехать я не смогла, сирень держала крепко. Майк и наши посудомойщики дико ржали, говорили, что если у нас в стране все водят машины как я, то они к нам ни за что не поедут, это же очень опасно. Но вытолкали меня все равно. Прав у меня тогда не было, только разрешение ездить с инструктором, но всем было наплевать. Да и вообще никто не мог себе представить, что у человека в 20 лет может не быть прав.

Еще там была забавная вещь - в самом холодном холодильнике всегда стояла коробка с Haagen Dazs. Причем его нигде не подавали! Ни в одном подразделении, которое этими холодильниками пользовалось: ни в ресторане, ни в кейтеринге, ни в пабе. Так что мы искренне считали, что его закупают специально для нас, и ели его в перерывах.

Я надеялась научиться там готовить, но это была самая дикая мысль, которая только могла прийти в голову, потому что в кейтеринге ты все время носишься как сумасшедший, и все, чему ты можешь научиться, это отличать одну еду от другой. Ну и бутылки открывать, да. Хотя открывать бутылки с шампанским бесшумно, я тоже не научилась. Но, честно говоря, мне всегда нравилось, как они делают «бах!», так что я не сожалею))
Tags: а вот еще был случай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments