Katerina Kovaleva (kovaleva) wrote,
Katerina Kovaleva
kovaleva

Продолжение мемуаров

Ирина Викторовна продолжает писать мемуары. Это уже десятая часть, и война закончилась. Все возвращаются домой.

***

В начале учебного 1944 года случилась беда. [От заражения крови умер Леня Михельс из старшего класса]

Для меня это были первые в жизни похороны. Мы пошли к родителям Лени, они были пожилые люди. В маленькой комнатке, где они жили, в траурной рамке на стене висел портрет их старшего сына, который погиб на фронте. Кладбище было в середине наших поселков – голая земля, ни дерева, травы, цветка, одинаковые металлические ограды. Где кресты, где обелиски со звездой. Наш директор, конечно, выступил с речью. Он недаром был Цветковым, он все расцвечивал:

«Мы потеряли претендента на медаль…»

Леня был очень хорошим добрым парнем, но учился он не так уж и хорошо, и Виктора возмутило явное преувеличение директора. Он наклонился ко мне и сказал:

«Если бы я умер, то Цветков уж точно бы сказал, что я был отличником»

viktor
На фотографии - Виктор. Где он добыл себе такую фуражку, неизвестно.

***

Из Америки присылали рекламные журналы с картинками. Старики с ослепительными зубами, специально выращенными и намертво прикрепленными к челюстям. Встроенные шкафы от стенки до стенки. Американская семья сама собирает себе дом. Девушка с пышной прической в короткой юбке и сапожках делает съемку местности. Что в России освоили быстро, так эту прическу, и тут же придумали ей название «шестиствольный миномет» – потому что прическа состояла из шести колбасок, которые выходили на лоб и как бы стреляли в мужчин.

***
Рядом с нами был только дом Управляющего трестом, и мы установили контакты с его семьей. В их семье были две девочки с французскими именами. Младшая Вета была очень хорошенькая и забавная. Она внимательно смотрела на собеседника и произносила:

«А у меня глаза с поволокием!»

Одно время у нас жила родственница семи лет, и они с Ветой подружились. Зимой горку, на которой стоял дом управляющего, заливали водой, и дети и взрослые катались с горки разными способами. Тетя Муся, сестра матери Веты, жила с ними, последний год она с мужем, дядей Шурой, часто ездила в Москву. Из Москвы они присылали открытки, и они на удивление быстро доходили. Мы их читали все вместе. Тетя Муся сообщает, что они с Шурой ходили в театр и описывает спектакль. Тут же выступает Вета:

«Как же она пошла в театр с дядей Шурой, у него же кривые ноги».

Тете Мусе эти речи передали, она тут же обратилась к Вете:

«Неизвестно какие ноги будут у твоего мужа»

Вета, не задумываясь:

«У моего мужа ноги будут рядком!»

Всю часть целиком можно прочитать на прозе.ру: www.proza.ru/2014/08/28/1434
Tags: мемуары, старые фотографии, чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments